Category: экономика

Операция «Охлаждение»

Сергей Петров – владелец крупнейшего в России автодилера, выставил его на продажу.

Когда бизнес продается, то мотивы могут быть разными. Но в данном случае, по меньшей мере, уголовное преследование со стороны властей Сергея Петрова и, как следствие, искусственно созданные трудности – одна из главных причин решения о продаже.

В нашей стане уголовное преследование как инструмент захвата собственности в дружеские властям руки известно со времен «дела ЮКОСа». Затем последовала «Евросеть». После этого «Башнефть» Дело Майкла Калви и банк «Восточный» из той же области. И вот теперь – «Рольф».

А почему бы просто не купить?

Потому что, во-первых, могут не продать. А во-вторых, актив «горячий» (т.е. дорогой), когда же возбудят уголовное дело, то он «охлаждается» (уменьшается в цене) и его можно брать.

Побочным результатом операции «Охлаждение» является коррумпирование «силовых структур», включая и суды. Всем нужно «занести», чтобы решение было принято.

Боюсь, что с «Рольфом» власти и близкие к ним люди провернули операция «Охлаждение», засунули его в бандитский холодильник.

Какие перспективы имеет экономика, в которой права собственности являются фикцией? И бизнес, созданный талантом, трудом, риском может быть отнят? Что в такой экономике может сделать даже хорошо проведенная (не такая, как устроили Путин-Титов) амнистия?

Вопросы риторические. Перспектив в конкурентной борьбе с другими странами, где права частной собственности защищены, такая экономика не имеет.

И вполне понятно, что на смену частному бизнесу в России приходят «госкомпании», «госкорпорации», «госбанки», бизнесы, основанные на ненужных обществу госзаказах или комбинаторы, устанавливающие плату «за воздух» (система «Платон», маркировка). И результаты работы таких компаний часто - создание различного рода «помоек», с которыми непонятно, что делать.

Все это нежизнеспособно. И совершенно точно развалится.

Выступление кандидата в президенты Григория Явлинского на предвыборном съезде

Стенограмма и видеозапись речи

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Дорогие мои друзья, я очень рад вам, благодарен, и меня переполняет… вы, наверное, догадываетесь, какое чувство – чувство огромной ответственности перед вами. Я очень благодарен всем, кто здесь сегодня в зале. Я хочу выразить слова признательности тем, кто смотрит трансляцию нашего съезда. Я благодарен сторонникам, активистам, друзьям. Я исключительно признателен моим товарищам, которые прошли со мной рядом десятки лет, которые многому меня научили, которые на самом деле создали ту программу, о которой мы с вами говорим.

Строго говоря, то, что я услышал сегодня в выступлениях, освобождает меня от необходимости что-либо еще рассказывать или повторять. Но все же, учитывая то, что происходит в нашей стране и учитывая масштаб задач… а, на мой взгляд, они сопоставимы с задачами по сложности и по размаху, которые должны были быть решены в нашей стране в самом начале 1990-х годов. Вот и сейчас, как тогда, в какую сторону ни посмотри, по всем направлениям нужна серьезная, ответственная, профессиональная, честная работа. Буквально по всем. Ни одна из задач, которые 25-28 лет назад стояли перед нашей страной, стояли перед реформаторами, ни одна не решена.



Поэтому перед нами огромная глыба задач и огромная ответственность. Будущий президент России после инаугурации, которая состоится в мае 2018 года, должен будет решить несколько очень важных задач, причем, начинать их решать буквально сразу. Прежде всего, это проблема нарастающей бедности, социального расслоения, роста стоимости жизни, падения доходов миллионов людей, особенно в последние годы. Это обязательная задача сама по себе. Обязательная в том смысле, что обязывающая любого лидера России ежедневно, ежечасно думать об этом.

Потому что четверть семей в России сегодня оценивают свое материальное положение как плохое и очень плохое. 30% семей России говорят о том, что они не могут позволить себе ничего, кроме продуктов питания. 40% многодетных семей (а это просто семьи, в которых более 5 человек) относят себя к крайне бедным. Я уж не говорю о пенсионерах. Там эта цифра просто зашкаливает. 38% уже три месяца не могут платить за жилищно-коммунальные услуги. Не может быть президент России, который не видит и не старается ежедневно решать эти задачи.


Я предлагаю конкретные вещи, с которых просто надо начинать. Еще и потому, что без решения этой проблемы никакая серьезная экономическая программа невозможна. Потому что фундамент всякой экономики и свидетельство ее роста – это сокращение масштабов бедности. И еще маленькое замечание. Это проблема очень знаковая. Потому что когда нам рассказывают предновогоднюю историю о том, что страна вышла из стагнации, экономика вышла из рецессии, такого не может быть при таких цифрах и при такой динамике этих цифр. Просто этого не может быть. Эти тенденции вместе не работают.

Первое, что нужно сделать, первый шаг – это принять закон о защищенных статьях бюджета, которые не могут пересматриваться в сторону сокращения ни при каких обстоятельствах. Они будут ориентиром к тому, что решайте задачи как угодно, но эти социальные проблемы трогать невозможно. Из практических мер к числу таких задач я бы отнес прежде всего отмену подоходного налога и ряда других налогов и платежей для всех граждан, чей доход не достигает прожиточного минимума или превышает его менее, чем на 15%. Вам, наверное, кажется, что это совсем мало.

(аплодисменты)



Спасибо, я очень оцениваю эти аплодисменты. Я понимаю, что вы приехали оттуда, где это очень актуальная проблема. И вот вам простая цифра. Вот среди этих людей каждый шестой работающий человек в России. Это более 15% жителей в стране. Ну, еще одна важнейшая задача – это прекратить лукавое манипулирование минимальной зарплатой и прожиточным минимумом. Хватит все время морочить голову о сведении воедино стандартов, которые не соответствуют никаким сегодняшним понятиям о реальной жизни.

Особый вопрос – это пенсии. Прежде всего задача, которую я поставлю, будет заключаться в том, что пенсии должны начисляться по понятной для каждого гражданина и гарантированной системе. Я прекращу уже теперь многолетнюю практику изъятия накопительной части пенсии. Ориентир по пенсиям вполне понятен: минимальный уровень пенсии за 30 лет стажа – 40% от полученной зарплаты.

Я создам Фонд старших поколений. Я считаю, что те, кто создал нашу страну, кто перенес все, что в ней происходило, в том числе и в последние 25-30 лет, заслуживают этого не менее, чем те, которые будут пользоваться Фондом будущих поколений. Вот, для чего я участвую в президентских выборах. А еще для того, чтобы принять специальный пакет решений, направленный против роста цен, который так больно бьет по уровню жизни людей. Да, сегодня нам рассказывают, что инфляция опустилась до 3-4%. Это очень хорошо. Правда, есть одна проблема. Те же, кто нам это рассказывают, сообщают: «Но наблюдаемый рост цен где-то 11-12%». А опросы граждан говорят: «Да вы что? Не меньше 10-12%». Что такое наблюдаемый и что такое ненаблюдаемый рост цен? Кем не наблюдаемый? Все это предвыборная демагогия тех, кто несет за все это ответственность.

А вот если принимать реальные решения, то их нужно принимать не путем подавления производства с помощью манипуляций процентными ставками и денежной массой, а серьезными решениями. Какими? Это, наконец,принятые без оглядки на друзей и соратников президента антимонопольные меры, защищающие конкуренцию на рынке от картельных сговоров по завышению цен. Сговоры и картели – тяжелейшая болезнь российской экономики. Необходимо волевое решение со стороны президента о необходимости прозрачности ценообразования естественных монополий.

Необходима, наконец, (но это часть большой политики) отмена продуктовых антисанкций, необходимо прекратить это бессмысленное и уродливое уничтожение бульдозерами качественной еды из других стран. За 3 года уничтожено 18 тысяч тонн продовольствия. Только в Санкт-Петербурге на то, чтобы уничтожать продовольствие, потратили 363 млн рублей. Ну, как вы думаете, что нам скажут наши внуки, когда узнают об этом? Что мы здесь делали, чем мы здесь занимались?

Одновременно с отменой эмбарго я считаю, что нужно принять внесенный мною через Законодательное собрание Санкт-Петербурга федеральный закон о гарантиях информирования покупателя о составе продукта и сроке его годности. Это нужно сделать так, чтоб любой человек мог это прочитать. Вот зачем я участвую в выборах президента России. Чтобы производители разных стран сражались за нашего покупателя, снижая цены и повышая качество. Вот зачем.

Нам нужна новая бюджетная политика. И первый вопрос – это прозрачность и контроль. Сегодня более 20% бюджета закрыты. Мы не знаем, что там происходит. Вообще разобраться с тем, что происходит с российским бюджетом – невероятно важная и принципиальная задача. Но с точки зрения новой бюджетной политики первым вопросом является верное, рациональное, экономически обоснованное распределение налоговых поступлений между федеральным центром, регионами и муниципалитетами. Мы должны сократить неравенство между городами и регионами нашей страны. Вот зачем нужно идти на выборы президента.



Но важнейшей задачей является не только повышение уровня жизни. Важнейшей задачей является и повышение качества жизни. И первым вопросом здесь я бы назвал жилищный вопрос. Сегодня не раз уже об этом говорили. И я благодарен моим ближайшим товарищам, что они говорят об этом. С 2009 года существует программа «Земля - Дома - Дороги», которая будучи реализованной даст возможность почти 30% граждан России осуществить свою мечту и построить для себя, для своей семьи, для своих детей и внуков собственный дом на собственной земле. Это же то, что было в основе российских реформ с 1861 года. И до сих пор ни шагу в этом направлении по-настоящему не сделано. Такая программа «Земля - Дома - Дороги» – это программа освоения России, заселения ее огромных пространств. Мы живем в самой большой стране мира, в самой большой, в которой заселено менее 2% территории. Мы живем в самой большой стране мира, а квадратных метров жилья на одного человека в нашей стране меньше, чем у замечательных наших соседей в Беларуси. Не говоря уже о том, какое соотношение по этим квадратным метрам с Европой.

Но это не просто программа решения жилищного вопроса. Это еще и мощный инструмент создания внутреннего спроса. Ни одному экономисту не надо объяснять важность и ценность этой проблемы. Это самое главное для роста экономики – внутренний спрос. У нас 140 млн населения страны. Мы можем быть страной с мощным внутренним спросом. Тогда колебания мировой конъюнктуры не будут влиять на нашу экономику с такой силой, как они влияют сейчас. Потому что именно внутренний спрос позволит экономике расти, загрузит предприятия заказами, создаст новые рабочие места в строительстве и в множестве смежных отраслей. Внутренний спрос – локомотив экономики. Вот зачем мы участвуем в президентской кампании.

И еще. Вы, наверное, знаете, что мы живем с вами в энергетической сверхдержаве. Не могу отказаться от этого примера снова и снова. Я недавно был в замечательном городе Томске. В этом университетском городе, городе науки, жемчужине Сибири только 8% людей имеет в домах газ. Остальные почти все пользуются дровами и углем. Это называется энергетическая сверхдержава? И это происходит там, где неподалеку от Томска из последних сил «Газпром» прокладывает в Китай, которому это почти и не нужно, газопровод «Сила Сибири». Так, может быть, сила Сибири прежде всего нужна сибирякам?

С 2005 по 2016 год «Газпром» продал на внешние рынки газ на сумму 600 млрд долларов. При этом за этот же период на газификацию России было потрачено около 2% этой суммы. То есть около 10 млрд долларов. А в нашей стране по-прежнему, даже по официальным данным, порядка 30% домохозяйств не имеют газа. Я был в одном поселке недалеко от того места, где добывают газ. Совсем недалеко. В Астраханской области. В этом поселке главная улица называется «50 лет без газа». Я такое раньше читал только про «60 лет советской власти».

Для завершения программы газификации требуется примерно 15-17 млрд долларов. А за 40 млрд долларов мы можем завершить газификацию всей России. Это одна из важнейших задач. Это наши природные ресурсы. Они должны работать для нас, для нашей страны. Это опять же мощный стимул для развития современной энергетики. Решение этой задачи – мощный стимул для роста обрабатывающей промышленности, для малого и среднего бизнеса. Потому что с энергетической точки зрения мы потенциально самая обеспеченная держава, а практически – держава, страна и экономика очень отсталая, с огромными потерями собственной энергии. Вот в каких условиях и ради чего мы идем с вами на эти выборы.

Важнейшие вопросы – медицина, образование. Я говорю вам обо всем об этом, чтоб вы почувствовали, что это действительно самые главные целевые установки любой серьезной экономической политики. Если говорить о медицине, то главный вопрос – это ее доступность для людей, ее реальная доступность, ее доступность как бесплатной, так и разумно платной медицины. Нужно изменить условия работы врачей, нужно по-другому ценить работу, деятельность, труд врачей и сделать так, чтоб человек не умирал в коридоре больницы при полном равнодушии к себе и к своей жизни. Решить проблему недоступности лекарств из-за их дороговизны, помогать лежачим и хроническим больным людям и не позволять сотням тысяч людей умирать в страшных страданиях и мучениях без необходимых препаратов. Вместо войн и списания долгов диктаторам из других стран надо выделять деньги на лечение больных детей, чтобы прекратить собирать СМС-ками деньги на лечение несчастных больных детей по телевизору. Вот ради чего мы вступаем в эту кампанию.



Доступное и качественное образование. Свобода и уважение в школе учителю и ученику. Решение всех проблем профессиональным сообществом. Прекратить навязывать политику и идеологию. Прекратить навязывать безумные предметы, которые придумывают далекие от образования люди. Дать возможность всем детям России учиться в первую смену. Куда бы я ни приехал – в Томск, Екатеринбург – 20-30% детей учатся во вторую смену. Почему это должно происходить в такой стране, как Россия? Миллионы мест в школах являются дефицитными, не говоря уже о детских садах. Обеспечить доступность и качество не только среднего и высшего образования, но начинать это с яслей и детского сада, уделять здоровью детей, дополнительному образованию главное внимание.

Конечно, хотел бы немало сказать об академической свободе, о восстановлении Академии наук. Беспрецедентная ситуация, когда Российская академия наук, созданная Петром I, фактически разгромлена. Это нужно будет очень аккуратно и очень умно строить заново для того, чтобы дать возможность, в том числе и финансовую, ученым, исследователям пробовать и ошибаться. Только так можно совершать прорывы рано или поздно, которые будут основой национальной экономики. Может быть, сразу, а, может быть, через 50, а, может быть, и даже через 100 лет, но над всем этим должны работать уже сегодня.

Свобода творчества и сохранение культурного наследия в нашей стране, знакомство с культурой нашей страны, расцвет этой культуры, свобода от административного давления, от чиновничьих запретов, от травли, от экстремизма, мракобесия, уход от сознательно создаваемых коррупционных схем и фаворитизма – вот для чего я иду на выборы.



Конечная моя цель – увеличить среднюю продолжительность жизни в России как минимум до 80 лет. Когда я говорю о новой бюджетной политике, я не могу не сказать вам об изменении приоритетов бюджета. Последние 5 лет на вооружение спецслужб и силовиков госаппарат расходует 39% бюджета. Без всякого вреда для нашей обороноспособности эту цифру можно сократить на десять, а то и более процентных пунктов. Как минимум до 28%. Создание сильной профессиональной армии, без которой не может существовать Россия, но без принудительного призыва. Создание современных грамотных спецслужб, но при упразднении репрессивного политического сыска, позволят вооруженным и силовым структурам эффективно осуществлять и программу перевооружения, и решать свои задачи. В то же время на медицину и образование сегодня из бюджета выделяется меньше 7%. За один президентский срок вполне реально удвоить эту цифру.

Я хотел бы обратить ваше внимание на еще одну очень серьезную проблему. Это проблема гигантского расслоения, гигантского неравенства. Проблема неравенства – это тот спусковой крючок, который раньше или позже приведет к колоссальному конфликту в стране. Проблема неравенства заключается в том, что доходы самых богатых людей в России превышают доходы бедных во много десятков раз. К этой проблеме приводит различие в социальном статусе родителей, месте рождения (город или село), этнической принадлежности. Вот эти факторы обуславливают до 50% причин неравенства в доходах – факторы, которые от самого человека никак не зависят. И чем выше в стране неравенство возможностей, тем больше и материальное расслоение.



Что с этим делать? А это ключевая проблема. Я знаю, что с этим делать. Необходимо проведение целенаправленной политики на обеспечение равенства возможностей, на снятие ограничений, на применение знаний и талантов людей. Вот мои цели. Это равный доступ к качественному образованию, начиная с дошкольного. Это широкий доступ к финансовым услугам. Это верховенство права, независимая и эффективная судебная система и правоприменение для всех, а не только для самых богатых. Это антимонопольная политика, это прозрачность финансирования политических компаний и средств массовой информации. Это совсем другие, гораздо более высокие стандарты управления. Это прозрачная приватизация, прозрачные госзакупки. Это раскрытие подробной информации о контрактах и управление доходами в добывающей промышленности. Это соблюдение законодательства по конкуренции и реальная диверсификация экономики.

Реформы для большинства – вот лозунг «Яблока» с 1995 года. Он несет в себе колоссальный экономический смысл. Совсем недавно ведущие экономисты мира пришли к выводу о том, что выгоды от реформ не могут реализовываться, если экономический выигрыш не касается самым прямым образом большинства населения. «Яблоко» заявило это генеральное направление в своей экономической политике в 1995 году. И теперь мы боремся и идем на эти странные выборы ради реализации реформ для большинства, для абсолютного большинства наших граждан. Потому что я хочу вас всех убедить. Потому что эффективная рыночная экономика – это больше, чем просто конкуренция. Она должна быть всеобъемлющей. Тогда реформы получат политическую поддержку. Реформы, приносящие пользу большинству населения и в кратко-, и в долгосрочном периоде – только они могут предотвратить популизм, гибридный фашизм и создание правил и институтов кланового капитализма, который построен в России.

Все эти предложения известны давно. Но их не реализуют. Их нет. Почему они не реализованы? Потому что тех, кто сегодня возглавляет Российскую Федерацию и находится у власти, все устраивает, как есть. Почему их это устраивает? Потому что в России в роли проигравших оказались пенсионеры, бюджетники, интеллигенты, учителя, врачи, а в роли победителей – те, кто получил власть и доступ к ренте. По сути, главным выгодополучателем вот этих перекошенных, ошибочных, иногда даже преступных реформ сегодня является Владимир Путин, представляющий интересы вот этих самых победителей. И переживаемая нами сегодня консервация страны в этом странном и, заявляю вам со всей ответственностью, псевдорыночном состоянии – это попытка зафиксировать эти отчасти неоконченные, отчасти ошибочные реформы в качестве постоянного положения вещей. Это большая опасность.



Чтобы это положение вещей изменить, а самое главное – выполнить все те замечательные обещания, которые я только что давал, жизненно важна новая, иная экономическая политика, жизненно важны новые реформы. Какие?

Вот сейчас я хочу обратить ваше внимание на очень принципиальную вещь. Я начну с того, чего мы никогда не будем делать. Мы не будем устраивать передел. Мы не будем отбирать у одних групп населения, чтобы отдавать другим. Мы не будем стравливать одну часть страны с другой. Мы не будем сажать, хватать, шантажировать подозрениями. Мы не будем этого делать. Мы будем строить, созидать, договариваться, обмениваться гарантиями. Мы будем оберегать и поддерживать всех тех, кто будет работать. Мы будем увеличивать наш общенациональный пирог. Мы увеличим экспорт, гарантии инвесторов, укрепим, упростим систему , снизим риски. Мы будем опираться на самую активную часть – на промышленников, на финансовые круги, на предпринимателей. Вот снижение рисков, повышение привлекательности нашей страны, интеграция в мировую экономику приведет к устойчивому заметному росту экономики, а следовательно – к решению проблем бедности, неравенства и повышению качества жизни.

Я обещаю вам, что создам такой экономический механизм, который преодолеет стагнацию и выведет Россию из непрерывного кризиса, обеспечит благополучие нашей страны.

Сегодня приоритетом государственной политики, конечно, должны стать стабильные и устойчивые условия для экономического развития. О некоторых таких вещах, как инвестиции в инфраструктуру, другая сильная экономическая политика, антимонопольная политика, подключение к сетям, я уже говорил.

Хотел бы сейчас остановиться на том, что нужно бы сделать в налоговой политике. Суть сводится к тому, что необходимо изменить саму структуру налоговой политики и структуру распределения налоговых поступлений, увеличив при этом роль регионов и местного самоуправления. Но важнейшим, помимо этого, вопросом является создать такую налоговую политику, которая ляжет в основу совсем другой, гораздо более эффективной работы современного машиностроения и самых высокотехнологических производств. Это особенно важно. Почему? Потому что на наших глазах разворачивается реальная драма. Она заключается в очень вероятной потере Россией статуса технологической державы, как мы уже потеряли статус спортивной державы.

Подобные объяснения, которые дает наша власть, никого не удовлетворяют. А вот опасения имеют наглядное подтверждение. Посмотрите, в каком жалком состоянии находится наша российская космическая отрасль. Неудачный запуск ракеты «Союз-2.1б» с семнадцатью иностранными и двумя отечественными спутниками с космодрома «Восточный» является яркой иллюстрацией деградации отечественного хайтека. Вдумайтесь: удельный вес организации, осуществляющей технологические инновации в России, в 2015-2016 году составил 8,3%, почти не изменившись по сравнению с 2010 годом. Там было 7,9%. Просто чтоб мы с вами понимали, о чем идет речь, о какой ситуации, вдумайтесь: в Германии доля таких предприятий составляет 55%. Это важнейшая цель всей нашей экономической политики – сконцентрированность на технологических достижениях.



Более того, я предлагаю связать рост объема собираемых налогов с их ставкой по принципу «чем больше, тем меньше». Об этом можно говорить более подробно. Но все же сейчас я хочу сказать о том, что в России ценят больше всего – о стабильности. Так вот, есть два вида стабильности: есть стабильность в нищете и бедности, а я буду бороться за стабильность роста и улучшения качества жизни. Но для этого государство должно взять на себя целый ряд обязательств. Я как президент беру на себя следующие обязательства в области экономической политики. Они содержатся в моем экономическом манифесте, разработанном в минувшем году и представленном как часть моей президентской программы.



Следовать только общепринятым нормам рыночной экономики в своей экономической политике.

Не увеличивать концентрацию активов в руках государства в основных секторах экономики.

Не противодействовать частной деловой активности.

Не создавать дополнительные препятствия для инвестиций.

Не менять резко условия хозяйственной деятельности без консультаций и согласований с ассоциациями деловых кругов и экспертными центрами.

Не наносить своей информационной политикой ущерб российскому бизнесу как в России, так и за рубежом.

Внедрить систему личной ответственности должностных лиц за неправомерное и намеренное нанесение ущерба предприятиям и компаниям.

Это минимум того, что должно взять на себя государство. Это те его гарантии, которые создадут основу для движения вперед. Вот, что должен делать ответственный президент. Вот, в чем смысл нашей с вами избирательной кампании.

Но договора государства с бизнесом, о котором я только что сказал, недостаточно. Важнейшим элементом должен быть договор крупного бизнеса и общества. Это проблема восстановления гарантий частной собственности и уважения частной собственности в нашей стране. Необходима программа, состоящая из целого пакета законов, направленная на легитимацию крупной частной собственности. Иначе говоря, необходима такая программа, которая сделает, наконец, в нашей стране частную собственность неприкосновенной высшей экономической ценностью. Неприкосновенная частная собственность, исправление перекосов, ошибок и преступлений, которые произошли в ходе залоговых аукционов, создание реальной частной собственности, в которую можно инвестировать, которую можно развивать, которую можно передавать по наследству, для этого стоит участвовать в выборах. Поверьте, для этого стоит участвовать в выборах. Это шаг к созданию в России народного капитализма, по-настоящему народного, который приносит пользу, эффект, рост всем, кто живет в России.



Но чисто экономических шагов для развития экономики недостаточно. Необходимо создание современного государства. Начну с недавней новости. Цитирую. Поставки средств имитации боевой техники в 2017 году выросли в 2 раза по сравнению с прошлым годом. Вдвое вырос спрос на российские надувные танки. Я посмотрел новости рядом. И складывается картина: мы производим и продаем газ, нефть и надувные танки. Это, конечно, сильный образ. Для чего нужны надувные танки? Ну, чтобы что-то имитировать. Имитация – сегодня ключевое слово, говоря о российской государственности.

Как она устроена? Если ты слаб, покажи, что ты силен. Но есть одна проблема. Надувной танк никуда не может поехать и ничего не может сделать. Вот все, что происходит в нашем государстве, очень напоминает надувной танк. Вопрос только в том, вы вообще представьте себе, это такая картина – надувной танк. Вот смотрите, какие мы талантливые. Вот были у нас потемкинские деревни. Но мы шли вперед. И поскольку это путинское время, появились надувные танки. Они соответствуют моменту. Но вопрос в чем? Как долго это может продолжаться? Как долго мы можем обманывать? И обманывать даже не других. Другие все видят и все понимают. Мы же обманываем самих себя.

Вот все знают, что у нас фальсифицируют выборы. Но на самом деле это не только об этом речь. На самом деле у нас фальсифицируют просто все, что можно сфальсицифировать. Мы толком не знаем ничего о настоящем положении дел. И только некоторые случаи прорываются сквозь надувной каркас. Вот министр экономики Улюкаев признал 20 лет стагнации, сказал, что в России будет 20 лет стагнации – ну, вот, он получил срок. Улюкаева заменили. Но вместе с ним заменили и всю систему статистики, подчинили ее министерству экономразвития. Теперь они вместе придумывают прогнозы.

Или вот, например. Вчера на встрече с представителями деловых кругов президент (правда, со ссылкой на тот же самый Минэкономразвития) заявил, что период рецессии в российской экономике завершился. Это классический надувной танк. Этот надувной танк – подарок к Новому году и украшение предвыборной программы. Что я хочу и что я могу сделать? Я могу сделать так, чтобы страна не была надувным танком, чтоб мощь нашей страны не была надувной, а была настоящей. Необходимо создание современного государства, созданного людьми и работающего ради людей, ради развития настоящих институтов работающего современного государства.

Что это такое? Прежде всего, регулярная сменяемость руководства страны. Честные выборы, настоящая политическая конкуренция, федерализм, разделение властей, сильный парламент. Общество, которое всегда имеет своих представителей, ответственное перед ними правительство и независимый суд.

Судебная реформа, которая восстановит равенство всех граждан перед законом. Не будет неприкасаемых, которые смогут просто не являться на суд, когда им этого не захочется. Судьи должны избираться судейским сообществом, а мировые судьи – гражданами. Судьи смогут избирать из своей среды председателей судов с их регулярной сменой. Дела будут распределяться по жребию.



Я считаю необходимым расширить компетенцию суда присяжных. И что самое главное, чтобы поверили в нашу судебную систему – это пересмотр всех неправосудных приговоров. Закон, одинаковый для всех. Ради этого стоит участвовать в президентских выборах.

Моя цель – наведение строгого и законного порядка в государстве, отказ от неэффективных расходов, отказ от безумных мегапроектов, на которые тратятся десятки и сотни миллиардов, пока вся страна не может дождаться денег и средств на самое необходимое. Я отменю все репрессивные законы против гражданского общества и верну Конституции значение документа прямого действия: чтобы каждая ее статья воплощалась в жизнь не только на бумаге.

Я гарантирую, я обеспечу свободу слова. Свободные средства массовой информации и свобода слова станут основой борьбы с коррупцией и другими преступлениями. Такие публикации всегда будут официальным поводом для проведения расследований.

Я верну свободу интернету и отменю все репрессивные законы последних лет, ограничивающие свободу в интернете и развитие новых технологий, угрожающие тайне частной жизни и персональных данных, ведущую в итоге, кстати говоря, к росту цен на услуги технологических компаний. Частная жизнь, личные данные граждан, право на анонимность в интернете будут рассматриваться государством как неприкосновенные понятия. Свобода как основа творчества в самых разных сферах от искусства до предпринимательства – вот важнейший принцип моей стратегии. Именно свобода от страха перед произволом и бедностью даст народу России пробовать и искать, даст возможность искать реализацию себя, даст уверенность в завтрашнем дне, обеспечит стабильность и перспективу для новых поколений. Это будет стабильность развития, а не стабильность застоя. Вот, в чем смысл моего участия в президентских выборах.

Внутренняя и внешняя политика обязаны работать на национальную экономику, а не разрушать ее. Вся внешняя политика последних 5 лет направлена на разрушение российской экономики, на снижение уровня жизни наших людей. Другая политика означает, что каждое решение должно приниматься с учетом своих последствий для реальной жизни человека в России. Государству пора вернуться домой. Государству пора задуматься о проблемах, правах и интересах собственных граждан. Вот, для чего я иду на выборы президента.

Моя важнейшая цель – вывести Россию из-под удушающих ее экономических санкций, инициировать международную конференцию по статусу Крыма, прекратить войну на территории Украины. Пора завершить участие нашей страны в войнах на территории Украины и Сирии. Нашим солдатам и офицерам не за что там погибать. Потомственная диктатура Асада и бандитские группировки на Донбассе не имеют ничего общего с национальными интересами России.

(аплодисменты)

Я благодарю вас за поддержку. Это один из самых принципиальных вопросов. Не решив этих задач, все остальное сделать невозможно. Вот у меня часто спрашивают: «А чем ваша экономическая программа отличается от экономических программ других, которые все время пишутся и о которых все время говорят по телевизору?». Тем, что все они пишутся для той политической системы и лично для Владимира Путина. А дело заключается в том, что эта политическая система и он сам не смогут ничего изменить сегодня. Не хочет и не сможет.



Что такое национальные интересы России? У меня есть ответ. Не влезать в конфликты, не имеющие прямого отношения к безопасности России. Не идти к столкновению с половиной мира, а стремиться к сотрудничеству со всеми странами ради своего экономического процветания. Максимально участвовать внутри всех международных организаций при решении самых ключевых вопросов, влияющих на мировую экономическую среду. Вот достойные цели для сильного государства. А целью ответственного государственного деятеля всегда должна быть защита жизни каждого человека и мир. Мир внутри страны, мир на наших границах, нормальные отношения с соседями. Вот, в чем цель моей президентской кампании.

Цель моей политики – восстановление нормальных отношений с Европой и со всем миром. Цель моей политики – двигаться к безвизовому режиму с Европейским Союзом, к общей системе культурных, научных, преподавательских, студенческих, школьных обменов в большой Европе – от Рейкъявика до Петропавловска-Камчатского, к созданию общей системе противоракетной обороны, к экономическому сотрудничеству. Одним словом, моя задача – прекратить войну, создать современную экономику и обустроить страну. Вот зачем я начинаю эту президентскую кампанию.

Сегодня я сказал с этой трибуны многое из того, что говорят люди в России. Я хочу сказать вам откровенно. Я абсолютно уверен в том, что правда и правота на нашей стороне, на моей стороне. У правды огромная сила. И она не в шоу и не в лукавых цифрах. Она в самом своем существовании. В том, что она сказана публично. И в проникновении. Она входит в головы людей сперва немногих, а потом распространяется. Вот для чего надо идти на выборы. Революции совершаются не на площадях, а в головах. Моя правда о том, что этот режим и его нынешний и будущий политический курс критически опасен для страны, и это произойдет уже в ближайшем будущем. Однако ничего иного нынешнее руководство страны и Владимир Путин предложить не может и не хочет.

Моя правда – это борьба с настоящей и опасной политической мафией, которая ведет мою страну к обрыву. Но моя правда не столько в разоблачениях. Моя правда о перспективе страны. Моя правда – это то, что я думаю и могу профессионально обосновать. Это то, как я вижу Будущее. Моя человеческая профессиональная ответственность – предложить путь, который отведет беду. Я, поверьте, думаю, что не ошибаюсь в том, что на пятом сроке будет все то же самое, что и было раньше. Изменения к лучшему в этом случае настолько же вероятны, как и то, что надувной танк вдруг выстрелит и поедет.

В Кремле об этом говорить не хотят. Они это знают. Но они не знают, что с этим делать. А уходить не хотят. Но ведь большинство всех этих проблем возникли не сегодня. Люди тревожатся из-за них и сейчас, тревожились 10, 15, 20 лет назад. Все проблемы были те же, потому что эти проблемы не решаются. Они не решаются нынешним руководством страны. Слова говорятся, а дело не движется. Но если что-то не сделано за почти 20 лет, разве есть надежда на то, что оно будет сделано в следующие 6 лет? Нет, не будет.

Смотрите, год назад больше половины россиян не пришли на выборы в Государственную Думу. Страна проигнорировала этот день. Но этот бойкот что-то изменил? Что это означает? Это опущенные руки, скепсис, неверие в свои силы. Все это только отдаляет нас от цели. Значит, дальше действовать будем мы. Пора начинать. У нас очень много работы в нашей родной стране. Мы все вместе в этом зале и миллионы людей по всей стране. У нас есть, что сказать и что сделать. Нужно только поднять голову, расправить плечи, поверить, что наш человек – не пыль на ветру. Мы вместе сможем создать новую Россию, создать страну, в которой наши дети и внуки будут гордиться, где мы и они будем жить вместе счастливо, где наши мечты смогут стать жизнью и реальностью. Для этого сегодня нужно одно – поверить в будущее и поверить в себя. Спасибо!

Григорий Явлинский отвечает на вопросы журналистов после выступления

На съезде партии в поддержку выдвижения Григория Явлинского выступили председатель "Яблока" Эмилия Слабунова, экономисты Евгений Гонтмахер и Игорь Николаев, академик РАН Алексей Арбатов, журналист Владимир Мукусев, независимые политики Владимир Рыжков и Дмитрий Гудков, руководитель московского отделения партии Сергей Митрохин и лидер псковского "Яблока" Лев Шлосберг, народный мэр Петрозаводска Галина Ширшина, зампреды "Яблока" Александр Гнездилов и Николай Рыбаков. Полная стенограмма их выступлений будет опубликована на сайте 25 декабря. А пока можно почитать репортаж и посмотреть полную видеозапись съезда.

Белорусская табачная зебра

Моя колонка в сегодняшнем журнале «Профиль»:

Белорусская табачная зебра

Акцизный налог – самый мощный инструмент подавления курения. Нелегальные сигареты, главное достоинство которых низкая цена, подрывают политику сокращения числа курящих. Но масштабы невелики, а общий результат антитабачной политики – положительный.

Приятель достал из кармана необычную сигаретную пачку – чёрно-белую, полосатую, похожую на зебру. Цена – 30 рублей. По вкусу, как уверяют, не уступит российским сигаретам премиум-класса по цене 100 рублей пачка. Откуда же эта поджарая, нелегальная «африканская лошадка» прискакала? Из Белоруссии.

Оценки нелегальной доли табачной продукции в России сильно разнятся.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов полагает, что она «по самым осторожным оценкам достигает 35-40%». По оценке участников российского табачного рынка, цифра 30%  верна только для приграничных районов, а в целом по России объём нелегальной торговли составляет около 2%. Наконец, Роспотребнадзор выбрал «золотую середину» - он утверждает, что объем нелегальных сигарет составляет 10% табачного рынка.

Как получены цифры неясно, но, пожалуй, больше всего имеет смысл доверять оценке работающих на российском рынке международных табачных компаний. Для них это вопрос конкурентной борьбы с нелегальной продукций, предмет обращений к властям, и они склонны были бы завышать долю нелегального рынка. Но если они говорят о доле рынка в 2%, то масштаб проблемы в целом не велик.

Продолжение здесь.

Пельмень, не упавший на дно

Фактурный, бывалый, крепкий мужик со стрижкой «ёжик», головой, крепко, как у бойца микс-файта вбитой в плечи, калёным цветом лица, будто только что отошедший от горячей печи ленинский р-р-рабочий, вытянув губы трубкой, льёт в микрофон слова: «По формальным показателям рецессия в экономике России завершилась».

Это министр экономики России – А.В. Улюкаев. На календаре – 23 ноября 2015 года. Снег ещё не выпал. На улице дождь. Звёзды, как вороны, мокнут на кремлях.

А вот данные мониторинга ведомства, которое А.В. Улюкаев возглавляет, пришедшие месяц спустя, 28 декабря 2015 года, жареным поросей с хрустящей коркой прямо к новогоднему столу, говорящие о том, что падение ВВП России ускорилось: «ВВП России в ноябре 2015 года снизился на 4% к ноябрю 2014 года … В октябре 2015 года падение составляло 3.7% к октябрю 2014-го …». Приятного аппетита, освободители Сирии! Скорее запивайте крымнашистским!

Однако … Может с курсом рубля лучше получится?

Министр А.В. Улюкаев вылил 10 ноября 2015 года в микрофон вот это ценное заявление: «… оснований для каких-то девальвационных ожиданий или потрясений у нас сегодня нет».
И рубль тут как тут, взьерошился панком – рекордным штыком воткнулся в жирную плоть заявления путинского министра – салютовал к концу года народу великих победителей самих себя годовым рекордом девальвации.

Никак не хочет пельмень кризиса падать на высохшее дно российской экономики. Парит в воздухе и глумливо ухмыляется.

Но дело не только в этом. Кто экономикой руководит?

Известный «гайдаровец» А.В. Улюкаев вроде бы и доктор наук, и языкам обучен, и кафедры возглавлял, и где только не работал, но это, как наглядно показывают приведённые выше его заявления, один их самых некомпетентных министров правительства В.В. Путина.

Журналисты (правда, далеко не рядовые) лучше разбираются в экономике, чем этот министр.

Дорогое российское правительство, прощаясь с уходящим, 2015 годом, берёт собой в год грядущий самое дорогое, самое ценное из того, что имеет – воинствующую некомпетентность, сервильность и твёрдую уверенность, что пельмень кризиса когда-нибудь всё же устанет и сам упадёт на дно.

Марш зависти

Карнавальное шествие ударников единства, перевязанное лентой с опозоренными на Украине цветами ордена Св. Георгия, набившее в свои колонны ветеранов потёртых «нулевых», государственных крепостных и наёмников мирных демонстраций, втянуто в конце своём слепыми, глохлыми жерлами московского метро, растворилось в небытии. Впрочем, и по ходу движения оно из состояния небытия не выходило.
 

Это шествие, собранное начальством в свою поддержку, может быть понято только как завистливая реакция на действительно гражданские марши мира в марте и октябре 2014 года в Москве, направленные против организованной В.В. Путиным подлой войны с независимостью и европейским выбором Украины. Прошлое решило состязаться с будущим – не дать ему европейскую дорогу.

По существу же, это «пир во время чумы».  «Но много нас ещё живых, и нам / Причины нет печалиться» - писал А.С. Пушкин.

В России серьёзные экономические проблемы – высокая инфляция, стагнация экономики, бегство капиталов, ослабление рубля, распад общества, тотальный цинизм, всеохватная ложь и обвальная деградация всех общественных и государственных институтов. Причём, идущая с нарастающей скоростью.

Начальство растеряно, не знает, что делать. Только молится на высокие нефтяные цены и совершает одну ошибку за другой. Ничего существенного здесь не происходит – экономическая основа страны по-прежнему приносится в жертву агрессивным фантазиям, оцепенение вертикали продолжается.

Но это всё повседневность, а что же стратегия? О планах «энергетической сверхдержавы», модернизации и превращения России в одну из ведущих стран мира уже и не вспоминают. Даже живущее в придуманном мире российское начальство понимает, что провалилось за последние 15 лет. Говорить что-то на подобные темы сейчас неуместно. И это единственное, что можно назвать в действиях начальства словом «реализм».

Массовые манифестации, собираемые по приказу, не спасли СССР. Хотя они год за годом лились потоком через Красную площадь, а вожди дряхлеющей страны, упустившие шансы её реформировать после смерти Сталина, махали и махали слабыми руками проходящим казённым энтузиазмом праздничным колоннам.

Сегодняшний лидер наблюдает за происходящим издалека. Пешие колонны мнут ногами московский асфальт в одиночестве. Капитан молча сидит на мостике с закрытой дверью, а часть пассажиров с флагами и хоругвями шагает кругами по кренящейся палубе уходящего в холодную глубину истории корабля «Россия». И все чувствуют, что он тонет, что это правда! Но всё равно идут и бредут как зомби – уже по колено в студёной воде.

Ота Шик – экономический реформатор

В конце 80-х в Институте экономики Академии наук ортодоксальный советский доктор экономики, стоя в кулуарах одной из конференций, казалось, шипел: «Ш-ш-ш». Приблизившись, услышал, как он говорит своему собеседнику по адресу услышанного в зале: «Это Ш-ш-шик! Это Ш-ш-шик!». Вот таким забавным звуком спускаемого колеса на детском велосипеде, вошёл в мою жизнь мифический в СССР чешский экономист.  

22 августа 2004 года – день смерти «архитектора экономической либерализации» в период «пражской весны» 1968 года, Ота Шика. Что такое социалистическая экономика «по Шику»? Как она должна было выглядеть? Каков его экономический мир? Для ответа на этот вопрос можно использовать доклад Ота Шика, сделанный им в 1970 году перед чешскими эмигрантами в Западной Германии.

Экономика Шика состоит из частных предприятий двух типов. Первый – большие промышленные предприятия, принадлежащие коллективам людей, занятых на этих предприятиях, «коллективные социалистические предприятия». Второй - частное предпринимательство «в масштабах небольшого производства, основанного на труде самих хозяев».

На предприятиях первого типа коллективы создают «советы трудящихся предприятий», их задача - контроль дирекции. Это делается по аналогии с акционерными компаниями в капиталистической экономике, где собственники формируют советы директоров. «И эти советы, подобно западным в случае необходимости были бы полномочны назначать или смещать директоров».

Предприятия в экономике Шика обладают свободой принятия решений. «Оно само должно решать, какая часть дохода пойдёт на развитие производства, на капиталовложения». Кроме того, они могут кредитовать другие предприятия.

Это статичная картина. Но какие агенты по Шику должны направлять изменения в экономике, обеспечивать,  говоря его словами, «широкую экономическую инициативу»? Во-первых, это «частные предприятия, принадлежащие мелким производителям-ремесленникам, а также в сфере обслуживания», в том числе «объединения десятка людей с хорошей идеей», которым предоставлены «свобода основывать новые предприятия, дешёвый кредит». Во-вторых, это промышленные предприятия, которые «за свои средства сами открывают новые предприятия». В-третьих, это «банки, общины и государство», которые имеют возможность создавать предприятия.   

Всё-таки, ключевой для Шика элемент в его экономике – коллективная собственность.

Государство играет в такого рода системе, прежде всего, роль контролёра монополий исходя из общественных интересов. «… монопольные предприятия … сегодня ещё достаточно сильны и независимы. Они … дирижируют производством и насилуют государственное экономическое развитие в угоду своим узким монопольным интересам».

Другая задача, которая в экономике Шика стоит перед государством – «демократическое планирование», устанавливающее ориентировочные долгосрочные цели для предприятия. Но у государства есть инструменты для того, чтобы добиваться установленных целей – «политика налогов, кредитования, таможенная политика».

Наконец, эта экономика функционирует в своеобразной политической среде – общество управляется представительными органами – от комиссий внизу до парламента наверху, которые состоят из двух палат – «представляющих интересы производителей и непроизводителей». Последние это «люди, представляющие … гуманистические интересы общества». Задача «высшего демократического органа» заключается в том, чтобы выбрать вариант экономического плана.

Эти органы выбираются. Промышленники выбирают своих представителей в палату промышленников, а та часть общества, «которая состоит из потребителей, заинтересованных не в промышленном, а в гуманитарном развитии страны» выбирает своих представителей. При этом политических партий не существует, вместо них действуют «различные организации: молодёжные, культурные, общественные … группировки, связанные общими интересами и добивающиеся осуществления той или иной идеи общественного развития».   

Оставляя в стороне любопытные представления о политических партиях, заслуживающие отдельного разговора, при оценке экономических представлений Ота Шика следует иметь в виду, что они формировались как антитеза бюрократическому централизованному планированию советского типа или, во всяком случае, представлениям о таком планировании. Кроме того, они формулировались исходя из общих принципов современной экономики, в том числе и капиталистической. Это модель, будь она реализована, была бы, верно, основана на ценностном экономическом расчёте. Жалко, что она не стала реальностью, интересно было бы посмотреть на её функционирование и эволюцию.



Ота Шик

Лекарство от экономического невежества

Власти не обладают монополией на экономическое невежество. Эта черта в равной мере присуща и оппозициям различных оттенков. Но если для левых, навсегда раненых чтением книг, пересказывающих «Капитал», это нормально, то для либеральной оппозиции недопустимо. Все мы совершаем ошибки, важно стремиться понять, в чём мы неправы, не заблуждаться в будущем.  

Институт Гайдара недавно издал превосходную книгу американского экономиста Стивена Ландсбурга «Экономист на диване: экономическая наука и повседневная жизнь» (Москва, 2012) – Steven E.Landsburg The Armchair Economist: Economics and Everyday Life. Эта книга учит экономическому мышлению, а также имеет прямое отношение к дискуссиям, которые ведутся в российском обществе.

Вот, например, два фрагмента, касающиеся свободы международной торговли и экологии.

«Просматривая учебник, написанный моим другом Дэвидом Фридманом, я обнаружил одно из самых прекрасных из всех известных мне рассуждений. … Наблюдение Дэвида заключается в том, что в Америке существуют две технологии производства автомобилей. По одной из них автомобили должны производиться в Детройте, а по другой  - выращиваться в Айове. Всем известно о первой технологии, я же поведаю вам о второй. Сначала вы сеете семена, которые представляют собой сырьё, из которого создаются автомобили. Вы ждёте несколько месяцев, покуда не появится пшеница. Затем вы собираете урожай пшеницы, грузите её на суда и направляете их на восток, в Тихий океан. Через несколько месяцев суда возвращаются, но вместо зерна они везут «Тойоты».

Международная торговля – не что иное, как одна из форм технологии. Тот факт, что есть такое место под названием Япония, с её людьми и заводами, является абсолютно несущественным для американского благополучия. При анализе торговой политики мы также можем предположить, что Япония – это гигантская машина с таинственными внутренними процессами, в ходе которых пшеница превращается в автомобили.

Любая экономическая политика, которая отдаёт предпочтение первой американской технологии перед второй, - это политика, которая отдаёт предпочтение американским автомобилестроителям в Детройте перед американскими производителями в Айове. Налог или запрет на ввоз «импортных» автомобилей – это налог или запрет на автомобили, выращенные в Айове. Если вы защищаете детройтских автомобилестроителей от конкуренции, вы неизбежно наносите вред фермерам Айовы, потому что айовские фермеры  участвуют в этой конкуренции». - «Айовский урожай автомобилей» - с. 255-256

«Подобно другим принудительным идеологиям, идеология защитников окружающей среды нацелена прежде всего на детей. После того, как моя дочь перешла из яслей в детский сад, её учителя приучали её экономить ресурсы, ополаскивая использованный бумажный стаканчик вместо того, чтобы выбросить его. Я объяснил ей, что время – тоже ценный ресурс, и, возможно, стоит пожертвовать несколькими бумажными стаканчиками ради экономии времени. Её учителя также учили её тому, что общественный транспорт хорош тем, что позволяет экономить энергию. Я объяснил ей, что, возможно, стоит принести в жертву некоторое количество энергии в обмен на комфортность личного автомобиля. Её учителя настаивали на необходимости переработки бумаги, чтобы природа не превратилась в полигон для хранения мусора. Я объяснил ей, что, возможно, стоит пожертвовать кусочком природы, чтобы не заниматься сортировкой своего мусора. В каждом случае разум пятилетнего ребёнка без труда усваивал суть вопроса. Но я боюсь, что после нескольких лет идеологической обработки моя дочь станет такой же невосприимчивой к доводам разума, как и её учителя». – «Почему я не защитник окружающей среды. Экономическая наука против религии экологии», с. 292-293


Ракеты прошлого

Моя статья в сегодняшней Газете.ру:

Ракеты прошлого

Россия от экономически и политически отсталой страны перешла в категорию цивилизационной отсталости, в периферию, охвостье развитого мира. И объемы золотовалютных резервов и ВВП не могли скрыть того, что хорошо видно на фоне бурного развития новых отраслей науки, той же частной космонавтики в западных странах.На днях вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин назвал Россию «ведущим извозчиком, ямщиком» на рынке космических услуг, посетовав, что «этот сегмент занимает не более 3%, во всем остальном доминируют американцы и европейцы», что «совершенно неправильно».

В духе бюрократии, считающей, что ее правление в России вечно, предлагаемое решение видится вице-премьеру в том, чтобы Роскосмос составил программу, которая «будет рассчитана на много десятилетий вперед, будет создана поэтапная «дорожная карта», как мы сможем раздвинуть локтями и плечами для себя жизненно важное пространство в космосе».

Некоторые российские издания поспешили безосновательно написать, что для более уверенных движений российских локтевого и плечевого суставов в межгалактическом вакууме «в России появятся частные космические компании». Однако ничего, кроме новой декларации о желательности развития государственной космонавтики, заявление Дмитрия Рогозина не несет. Как сказал поэт: «Все это было, было, было… Все это будет, будет, бу…».

Освоение космоса всегда считалось делом государства. Можно даже сказать, что космос оставался последним оплотом тех, кто утверждает, что существуют виды экономической деятельности, принципиально неподвластные частной инициативе.

Но либеральная экономическая доктрина победила и здесь. Показательно, что прорыв произошел не на родине первого космонавта, экономика которой покрыта метастазами государственных корпораций с космическими амбициями и нанорезультатами, а в стране, где дух предпринимательства играет ведущую роль, — в Соединенных Штатах.

Продолжение здесь.


Марсоход Curiosity - время посадки на Марс - август 2012 года