Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Несерьезные люди

В Словакии правительственный кризис. По той причине, что премьер правительства Игорь Матович (на фото) распорядился закупить российскую вакцину «Спутник V» без согласия партий-партнеров по правительственной коалиции.

И вот этот самый Игорь Матович для завершения кризиса, предложил поменяться постами со своим однопартийцем - министром финансов страны Эдуардом Хегером. В том смысле, что Хегер станет премьер-министром, а Матович министром финансов.

Это как же так? Такое, «панимашь», легкое обращение с властью?! Да забирайте, пожалуйста, - мне не нужно, устал быть главным, готов подвинуться. Не наша эта традиция – у нас вцепился во власть до посинения пальцев и держишь ее до глубокой старости.

И все же, перенесите Словакию на наши реалии. Представьте, что Путин вдруг махнулся постами с министром финансов, чтобы завершить кризис в отношениях с Западом. Включает Россия утром телевизор, а там – Шойгу по тайге гуляет с Силуановым … Страна прибалдеет, ее может хватить удар.

Абхазия и Южная Осетия. Отказаться от признания

В последние дни две грузинские территории, - Абхазия и Южная Осетия, признанные в 2008 году Россией «независимыми государствами», напомнили о себе. Абхазия отказалась выдавать  России двух человек, заочно осужденных в нашей стране за убийство. Из Владикавказа пришла новость об избиении журналиста Руслана Тотрова, освещающего события в Южной Осетии.

В августе 2021 года исполнится 13 лет «независимости». Каковы итоги? Что удалось сделать российской дипломатии для того, чтобы добиться признания этих «государств» хотя бы половиной мирового сообщества? Ничего. Кроме нескольких сателлитов и клиентов, Абхазия и Южная Осетия никем не признаны. Перспектив нет.

При этом, они ежегодно получают от России финансовую помощь и конца-края этой поддержки не видно.

Проект «независимости» следует признать неудачным решением. Еще одна такая же «зависшая» территория – Приднестровье.

Объективно стоит задача прекратить неудачный и затратный даже не эксперимент, а зашедшую в тупик недальновидную политику и готовить передачу Абхазии и Южной Осетии Грузии, а Приднестровья Молдове.

Это, если задуматься, - два очевидных и возможных решения, способных хотя бы частично оздоровить ситуацию вокруг России, показать миру, что она не безнадежна.

К тому же, в финансовом плане это будет означать снятие с нашей страны бремени и возможность использовать освободившиеся средства на кричащие социальные проблемы населения России.

По меньшей мере, следовало бы сделать первый шаг – ничего не меняя по факту, декларировать отказ от признания независимости и начало переговоров по достижению соглашений. 

В такие переговорные группы, помимо Грузии, Абхазии, Южной Осетии, Молдовы и Приднестровья, следовало бы пригласить Европейский Союз, Великобританию и Соединенные Штаты. Достигнутые соглашения должны быть закреплены многосторонними гарантиями.

И, конечно, важно поставить реальные сроки решения проблемы – год, два, три. Чтобы не было пустых разговоров, уводящих в бесконечность.

В свое время администрации Картера удалось добиться соглашения между Египтом и Израилем (см. фото). Администрация Трампа в недавнее время совершила ряд прорывов, способствуя сближению арабского мира с Израилем. Все это казалось несбыточными мечтами.

Наша ситуация с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем не такая серьезная, как на Ближнем Востоке. Здесь можно найти мирное решение, основанное на соблюдении прав, проживающих на соответствующих территориях людей.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

После Лукашенко

Главный автоматчик без патронташа вещает, что без него госпредприятия будут растащены олигархами.

Белорусская революция пойдет быстрее, забастовки приобретут дополнительный смысл, если в белорусском обществе будет достигнуто согласие примерно о следующем.

Рабочие госпредприятий, а также люди, ушедшие на пенсию с этих предприятий, должны получить не меньше 25% собственности своих предприятий.

Кроме того, примерно 10% наиболее прибыльных активов могут отойти в собственность всех граждан страны – от младенцев до пенсионеров.

Вот и будет «народный капитализм» - как составная часть белорусской экономики.

И гражданам хорошо, и предприятия получат возможность искать инвесторов, привлекать инвестиции на модернизацию. Для каждого из них нужно разработать индивидуальный план.

Достоинство людей, сменяемость власти – отличные идеи.

Но материальную выгоду от удаления из власти гнойного чирея по фамилии Лукашенко и его криминальной бригады, должны почувствовать все белорусы. Народная революция должна обрести ясный экономический стимул.

Мечта сечинских керосинщиков

Чав-чав страна по болоту вирусной экономики.

Встали на кочку. Огляделись.

И тут же, - новый «подарок» начальства гражданам и бизнесам – очередное изъятие денег из их карманов.

Правительство Путина объявило о запрете импорта с 1 июня и на четыре месяца «отдельных видов топлива».

Декларативная цель – «необходимость обеспечения энергетической безопасности … и стабилизации ситуации на внутреннем рынке топлива».

Это можно сказать яснее – ради ограничения конкуренции с целью сохранения на российском рынке высоких цен на топливо. В частных интересах Сечина и его керосиновой лавочки. Задача сохранить их частные доходы выдается за интерес страны.

Особенно цинично при этом выглядит пункт постановления, в котором антимонопольной службе поручается не допустить «ускорения роста цен на топливо». Но сохранение цен в условиях падения спроса это то же самое что рост цен в условиях сохранения спроса на прежнем уровне. .

О том, что это решение приведет к росту контрабанды и коррупции в таможенной службе, полиции и прочих «силовых» структурах, говорить лишне. Так и будет. Им дадут заработать и они заработают. Надо быть идиотом, чтобы не воспользоваться таким подарком в коррумпированной снизу до Кремля системе.

Но дело, главным образом, в другом – в депрессивной экономике ослабленному спросу предлагается ориентироваться на высокие цены. Вместо того, чтобы не трогать конкуренцию, которая поможет снизить цены для потребителя.

Решение принято в интересах одной лоббистской группы нефтяных компаний, а издержки перекладываются на потребителей. В конечном счете – на граждан.

Правильное решение другое – не ограничивать конкуренцию, дать возможность ценам на внутреннем рынке упасть, но при этом снизить акцизы на топливо, дав дополнительные возможности нефтяным компаниям для конкуренции. Сократившиеся доходы бюджетов покрыть из ФНБ.

Сделать это, по крайней мере, на те же четыре месяца.   

Главная макроэкономическая проблема в России – ослабленный совокупный спрос. Он генерирует все остальные трудности - рост безработицы, падение инвестиций, снижение ВВП, снижение налоговых поступлений.

Вместо стимулирования спроса путем снижения цен через большую конкуренцию, правительство Путина организует для граждан и бизнесов ценовой шок предложения.

Врезали дубинкой под колени и предложили шагать дальше.

Утилизация «цивилизации»

Нужно правительству Путину показать, напряженную работу, вот и выдумали миражный «трехэтапный план восстановления экономики».

Нарисовали воздушные замки, повесили таблички – «адаптация», «восстановление», «активны рост». Написали «от балды» сроки, а в результат - свои фантазии об экономическом росте.

На деле будут раздавать деньги и льготы своим, и ждать, пока с восстановлением мировой экономики вырастут цены.

Дальше хотят оставить все по-старому.

Выводов не сделали. А они предполагали бы, как минимум, быструю  перекройку бюджета - снижение оборонных расходов, направление средств в медицину. Выбор этой отрасли, как приоритета. Ведь эпидемия показала, что оптимизация – ошибочный путь.

Другая мера – общая поддержка спроса, использование на эти цени всего ФНБ – им нужно до конца года заткнуть дыру в совокупном спросе. На будущее такие фонды не нужны. Лишние деньги появятся? Тогда налоги на граждан и бизнес снизить.

Наконец, третье – сделать Россию привлекательной для инвестиций. Для этого первый вопрос – снятие санкций, что предполагает отказ от аннексии Крыма, вывод с востока Украины российской армии и наемников, отказ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии, передачу Молдове Приднестровья, отказ от милитаризации страны и подготовки к ядерной войне.

Для развития экономики России нужны огромные инвестиции, а путинский захватно-милитаристский мусор, наколенный за годы его правления, забил все пути для денег в Россию - мешает. Поэтому надо его собрать, спрессовать плотно, чтобы победный реваншизм не торчал наружу, и утилизировать быстро, красиво и безопасно для граждан всю эту  путинскую драгоценную «цивилизацию»..

Вот это – план. Вот это – перспектива.

Некому будет помогать

Заявление петербургского ресторатора Александра Затуливертова, озаглавленное «Мы хотим жить», может рассматриваться как открытый для присоединения манифест предпринимателей против политики властей, отказавшихся, принять адекватную кризису программу сохранения бизнесов и рабочих мест.

При этом результативность государственной программы кредитования бизнеса (на 150 млрд.) на выплаты зарплат под 0% можно оценить – за полторы недели «Сбербанк» получил 200 заявок. Такое количество бизнесов занимает один-два этажа в одном из многочисленных московских торговых центров. При этом, по оценке Федерации рестораторов и отельеров, в Москве и Московской области остановлена работа 15.000 ресторанов, кафе, столовых, баров. Что же они не бегут за поддержкой в «Сбербанк»?

Зампред Сбербанка Анатолий Попов полагает, что такое небольшое число заявок вызвано тем, что у компаний могут быть ресурсы на выплату зарплат. Откуда возьмутся ресурсы на выплату зарплат при нулевых оборотах, неясно. Скорее, имеет место другое – бизнес отправляет людей в неоплачиваемые отпуска.

Как это выглядит, передают журналисты BBC из Москвы:

«Повар Александр вышел подышать свежим воздухом из суши-бара, который работает только на доставку. Раньше он работал в дорогом ресторане в центре, но из-за карантина тот закрылся, и работников отправили в неоплачиваемые отпуска. «У меня четверо детей, мне 45 тысяч нужно платить за квартиру, а у меня из них только десять», - смеется он, будто рассказывает анекдот. И обсуждает с коллегой, как лучше объяснить ситуацию хозяйке квартиры».

Очевидно, что государственная программа кредитования бизнесов под зарплату, не будет иметь масштабного эффекта. Это совершенно неадекватная ситуации, как минимум, - недостаточная мера.

Нужно иметь в виду, что бизнесы, создаваемые талантом, трудом, рисками предпринимателей, - сложившиеся, успешные бизнесы, подвергаются сегодня быстрому разрушению. По не зависящим от них причинам.

Это – потеря человеческого капитала, которую необходимо остановить. И делать это нужно немедленно – не думая о том, что какие-то меры будут «избыточными» или же ими воспользуются «недобросовестные» люди.

Григорий Явлинский во вчерашнем интервью Михаилу Соколову на радио «Свобода»:



«…если сейчас не принять широкомасштабную программу помощи гражданам и поддержки российской экономики в размере не менее, чем 10% ВВП, если такую программу не принять и не начать решительные действия, которые, в частности, заложены в той программе, о которой вы говорите, которая опубликована мною 27 марта, то тогда не на что будет тратить эти деньги, несмотря на то, когда это все закончится. Потому что экономики, той, которая должна быть восстановлена после кризиса, не будет, нечего будет восстанавливать».

Вы не забыли, за кого вы голосовали на выборах?

Большое сжатие

Потребительский спрос в экономике страны сжимается.

Нетрудно представить, как это происходит.

Пружина сжимается с конечного спроса. Карантин и закрытие торговых центров, кафе, парикмахерских, ресторанов, магазинов промышленных товаров сочетается с потерей доходов в частном секторе из-за вынужденных отпусков. Сокращение спроса в торговле и сфере услуг катится дальше по цепочке, порождая потерю доходов в смежных отраслях и приводя к дальнейшему сокращению спроса в потребительском секторе. И так по спирали. Наступает быстрое, шоковое сжатие.

Процесс замедляется использованием сбережений. Но и здесь, ожидание грядущих тяжелых времен побуждают тех, у кого они есть, к экономии по отношению к расходам в нормальные времена. Обычное поведение потребителей нарушается, при этом относительно меньшие потери несет рынок продовольственных товаров. В целом, разумное для отдельных лиц решение сократить расходы, парадоксальным образом наносит урон - усугубляет общее сокращение спроса.

Верный индикатор сжатия спроса – реакция части частных банков, открыто заявивших («Альфа»), что больше не будут кредитовать клиентов из сфер транспорта, спорта, развлечений, а также гостиничного и ресторанного бизнеса. Иными словами – банки не верят в доходы населения. Это – адекватная реакция.

Как лечить эту болезнь?

Только быстрой, масштабной государственной подкачкой частного спроса – бюджетной программой поддержки доходов граждан. В антикризисной программе «Яблока» есть такая мера:

«Сохранение рабочего места за работником при уходе в отпуск без содержания, с выплатой государственной дотации в размере 80% от средней зарплаты в регионе».

Можно обсуждать цифру, но сам подход  правильный.

Он определяется совсем не только моральными аргументами (они, конечно, важны), но и разумной макроэкономической целью – поддержать спрос.

Властям это нужно делать срочно.

Для этого требуется ясное понимание необходимого инструмента. Это должны быть меры не банковской, но бюджетной политики. Попытка Центрального банка подкачать потребительский спрос через программу кредитования предприятий со стороны банков на 150 млрд. рублей большого результата не даст. Масштабы не те. Скорость не та. Да и трудно представить, что бизнес с упавшими или даже нулевыми оборотами, будет брать кредиты на выплату зарплат.

Избежать потерь не удастся.

Но, по крайней мере, можно существенно смягчить удар, используя резервы, в сочетании с разумной программой отмены налогов, арендной платы для бизнесов.

Наши мафиозные, неповоротливые власти все надеются на «авось», на то, что можно обойтись «малой кровью» (одновременно обокрав граждан новым налогом), переложив тяготы на людей, на бизнес, и ждут, что депрессия в экономике волшебным образом сама собой рассосется.

По меньшей мере, есть вопрос – с какими потерями? Насколько разрушительно будет большое сжатие? Чем больше будут разрушения, тем сложнее, длительнее будет восстановление.

По экономике катится большое сжатие. Раздается хруст. Власти застыли. У них нет ни понимания, ни воли, ни решительности. Только пугливо ощупывают потными руками триллионы, предназначенные для своих, приближенных «королей госзаказа».

Страх и деньги правящей мафии

Одни экономисты говорят «о необходимости поддержки предприятий, граждан и банков в размере 5-10 триллионов».

Другие указывают источник этих расходов: «На счетах правительства России на 1 февраля 2020 лежит 15,2 трлн руб., у регионов — еще 2,5 трлн. (данные ЦБР). Всего - резервы ок.18% ВВП».

Но о масштабной программе поддержки экономики речи не идет. Обозначенные Путиным меры – мелочь. Его пытка отвлечь внимание, разжечь социальную ненависть к богатым (новый налог на вклады, налог на перевод прибылей за границу) не удалась. В целом, люди и бизнесы предоставлены сами себе, брошены выживать самостоятельно.

Причине не в том, что власти не понимают происходящего.

Они видят опыт других стран и, вероятно, осознают,, что нужно было бы тратить много денег -, тех, которые по названию являются общественными фондами, а по сути, захвачено правящей мафией и тратится так, как нужно ее членам.

Единственная причина отсутствия масштабной программы стимулирования экономики – страх несменяемых, совершивших многочисленные преступления властей, что деньги будут быстро потрачены, и правители, спустя несколько месяцев, останутся ни с чем – не смогут «затыкать дыры», обеспечивать социальные обязательства и, конечно, растаскивать на придуманные для извлечения собственной выгоды, проекты.

Обнуление запасов, может привести к действительно массовым – миллионным протестам и падению нынешнего порядка.

Сегодня наглядно можно увидеть, как интересы правящей мафии расходятся с интересами граждан . Эпидемия вируса стала моментом истины.

Операция «Охлаждение»

Сергей Петров – владелец крупнейшего в России автодилера, выставил его на продажу.

Когда бизнес продается, то мотивы могут быть разными. Но в данном случае, по меньшей мере, уголовное преследование со стороны властей Сергея Петрова и, как следствие, искусственно созданные трудности – одна из главных причин решения о продаже.

В нашей стане уголовное преследование как инструмент захвата собственности в дружеские властям руки известно со времен «дела ЮКОСа». Затем последовала «Евросеть». После этого «Башнефть» Дело Майкла Калви и банк «Восточный» из той же области. И вот теперь – «Рольф».

А почему бы просто не купить?

Потому что, во-первых, могут не продать. А во-вторых, актив «горячий» (т.е. дорогой), когда же возбудят уголовное дело, то он «охлаждается» (уменьшается в цене) и его можно брать.

Побочным результатом операции «Охлаждение» является коррумпирование «силовых структур», включая и суды. Всем нужно «занести», чтобы решение было принято.

Боюсь, что с «Рольфом» власти и близкие к ним люди провернули операция «Охлаждение», засунули его в бандитский холодильник.

Какие перспективы имеет экономика, в которой права собственности являются фикцией? И бизнес, созданный талантом, трудом, риском может быть отнят? Что в такой экономике может сделать даже хорошо проведенная (не такая, как устроили Путин-Титов) амнистия?

Вопросы риторические. Перспектив в конкурентной борьбе с другими странами, где права частной собственности защищены, такая экономика не имеет.

И вполне понятно, что на смену частному бизнесу в России приходят «госкомпании», «госкорпорации», «госбанки», бизнесы, основанные на ненужных обществу госзаказах или комбинаторы, устанавливающие плату «за воздух» (система «Платон», маркировка). И результаты работы таких компаний часто - создание различного рода «помоек», с которыми непонятно, что делать.

Все это нежизнеспособно. И совершенно точно развалится.

Туфта амнистии

Как и следовало ожидать, идея вернуть тз-за границы предпринимателей, бежавших от преследований в России, закончилась ничем. Потому что изначально это было пустое дело, пропаганда перед «выборами» 2018 года.

Но цирк продолжается.

ФСБ, не слушающая Путина. Районный суд, не считающийся с решениями Верховного суда. Попавший в капкан Путина-Титова, поверивший им бизнесмен, которого преследует ФСБ.

Хаос.

Какие бы решения не были приняты, главное уже ясно – верить российским властям нельзя. Это в очередной раз показала история с «амнистией». Никто сюда не вернется и не привезет денег.

Задача неверно поставлена. Если бы даже власти захотели ее правильно поставить.

Вы что хотите?

Получить из-за границы деньги в свою экономику? В каких масштабах? Для чего? В какие отрасли? Регионы? Какие к этому препятствия?

Наверное, деньги хотелось бы получить немалые.

Если так, то при чем здесь амнистия частных лиц с ничтожными по масштабам задачи средствами? Да и будут ли возвращенные в Россию, амнистированные в России хоть что-то в нее вкладывать? Это – разные темы.

Я придерживаюсь той точки зрения, что властям не нужны крупные частные инвестиции. Ни субъективно, ни объективно.

Субъективно потому, что это ослабление контроля над экономикой. Объективно потому, что все основные сферы распределены среди своих или тех, кто служит своим. Лишние здесь не нужны. Да они и сами это понимают.

Впрочем, если кто-то согласен быть младшим партнером, давать деньги в бизнесы привластных бизнесменов, обходить санкции, брать на себя большие риски, то это приветствуется. Но много ли таких чудаков?

Конечно, время от времени властям нужно имитировать активность, показывая, что Россия – страна больших возможностей. Отсюда пустые форумы с подписанными протоколами о намерениях, частные изменения в законах, амнистия.

На деле же это не просто то, что не работает. Это даже и выдумывается без надежды на то, что будет работать. Чистая имитация. Все это понимают.

И атмосфера соответствующая - затхлая, в которой только и могут рождаться идеи вроде той, которую высказал оборонный вице=премьер Борисов – о пользе «шарашек».

Здесь тебе и амнистия, и шарашка. Все для вас, инвесторы. Россия зовет.