Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

В ее огне сгорело все

Смерть Ирины Славиной.

Журналисты пишут письма главарю прокуроров и требуют, требуют, требуют.

Не поняв еще, что все изменилось. Теперь есть два времени – до и после.

Это - не ошибка, не частный случай. Это - система. Наши власти преступны – сверху донизу, вширь, вглубь и по кругу. Вам было сказано: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Вслушайтесь.

Переходите в демократическую оппозицию.

Называйте вещи своими именами. Превратите журналистику в политику. Гоните их везде – на новостных лентах, в статьях, репортажах. Не церемоньтесь. До конца. Пока вся страна не встанет против них. Пока они не сгинут.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

Она погибла

Страна доведена властями до протестных самосожжений.

Смерть журналиста Ирины Славиной – новая точка падения. Это уже вторая трагедия.

Законы – не законы. Суды – не суды. Полиция – не полиция. Все на деле не соответствует своему имени. Все извращено, превращено в репрессивную машину.

Вот и с Ириной Славиной – «суды», штрафы, обыск дома рано утром. Преследования, унижения. Человек не выдержал.

Между прочим, дело на журналиста по статье «неуважение к власти» было заведено по доносу нижегородского отделения КПРФ после ее поста в ФБ.

Коммунистам не понравились ее слова: «После того, как в нижегородской Шахунье на доме повесили морду Сталина, предлагается переименовать населенный пункт в Ша***ню».

Давайте, давайте дальше Навальный и его группа со своим «умным голосованием» поддерживайте КПРФ под вывеской «Кто угодно, только не «Единая Россия». Помогайте КПРФ сотрудничать с Путиным, утверждая в стране неосталинизм.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

 

Гул победы

Запихнули вчера 18 штук отборного товара в кресла губернаторов. Воровством, обманом, подкупом, силой. Неважно, где и в какой пропорции это смешивалось. Победа. Кто за это отвечал, получит награды – деньги, ордена, должности. Дальше – неважно. Еще что-нибудь придумается – проправим дальше с бубенцами.

Да.

И все же. Вот ведро ледяной водички.

Российская империя погибла не потому, что государь не мог назначать сановников. СССР скончался не по той причине, что генсеки были лишены возможности направлять на ответственную работу проверенных товарищей. Германский фюрер тоже полностью руководил кадровой политикой- конец известен. И в Беларуси власть качается не из-за того, что у диктатора отнято право сажать своих людей в регионах.

У нынешней мыльного пузыря «Россия» нет будущего. При наличном бандитско-воровском устройстве. Страна последовательно, шаг за шагом идет к национальной катастрофе. Слепцы ведут слепцов. Это – главная проблема. Ее нужно решать гражданам. О ней следует думать в первую, вторую и последнюю очередь. Иное несущественно.

Никто и не вспомнит в будущем, о каких-то там победах на «выборах» в двадцатом и предыдущие годы. Улетят из памяти фамилии победителей и организаторов, потускнеют ордена, разойдутся деньги. Все заслонит собой обвал внутренний и внешний. В этом состоит всемирно-историческое значение очередной великой победы, одержанной вчера начальством. Гуди от счастья малиновым звоном, православный кремлевский колокол.

  

Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

«Ветер в харю, а я шпарю …»

Замминистра обороны Картаполов объявил, что дедовщина в российской армии полностью искоренена. Об этом же в сентябре 2019 года объявлял министр Шойгу.

В промежутке между этими заявлениями находится трагедия в Забайкальской военной части, где рядовой срочной службы Рамиль Шамсутдинов, не вынеся издевательств, расстрелял  восемь человек. И это не единственная трагедия, вызванная «неуставными отношениями», случившаяся между интервью Шойгу и заявлением Картаполова.

Одна только трагедия с Шамсутдиновым должны была иметь следствием немедленную отмену призывной армии, а также отставку Шойгу. Но, властями в этом отношении не было сделано ничего. Еще и преступный призыв в армию во время пандемии устроили весной по приказу Путина.

И сегодня в заявлениях военного начальства не видно желания решить проблему. Со времен интервью Шойгу ничему не научились. Все тот же звук фанфар и тревожное ожидание очередной трагедии.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

Все живы

2020 год

Зеленский пошел на личные переговоры с террористом, захватившим заложников, выполнил его требование и добился того, что все захваченные живы, а преступник задержан.

2002 год

Путин не пошел на переговоры с террористами, захватившими «Норд-Ост», провел операцию, итог которой – 174 погибших (по данным общественной организации «Норд-Ост»), более 700 раненых. Все погибшие и раненые – жертвы отравления газом, использованного подчиненными Путина.

Разные масштабы, разные обстоятельства, разные итоги – в одном случае все живы, во втором – все убиты или ранены.

Кремлевский пропагандист, ненавистник свободной Украины, пишет о решении Зеленского:

«Но все понимают, что железное правило не выполнять никаких требований террористов очень важно и спасает тысячи жизней».

Напомним.

После того, как Путин в 2002 году в «Норд-Осте» «не выполнил никаких требований террористов», через два года – в 2004 году случился теракт в Беслане.

Не впечатлило бесланских террористов нежелание Путина разговаривать с теми, кто захватил Беслан в 2002 году и уничтожил их вместе со своими согражданами. Напали и захватили.

И в Беслане тоже «не выполнял требований» и опять 333 погибших и не менее 783 раненых.

Не слишком ли дорогая цена, чтобы «не выполнять никаких требований»? И ответственности никакой.

Впрочем, что там «требования террористов»?

Путин требования своих сограждан (в Хабаровском крае) не то, что выполнять не хочет, но даже и реагировать на них не желает. Как будто десятков тысяч людей с их справедливым возмущением не существует.

Потому что люди для него – ничто по сравнению с «государственным интересом», который всегда выше жизней обычных людей. Не государство существует для людей, а люди для государства. Их дело, когда нужно, умирать за это репрессивное чудовище.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

Прошлое стреляет в спину

Из отдельно стоящего российского захолустья, совсем лишенного динамики, волна расовых волнений, катящаяся по миру, кажется чем-то далеким и, может быть, даже странным.

И уж тем более непонятным, крайним, кажется снос памятников конфедератам, Колумбу, работорговцам, снятие с показа «Унесенных ветром».

Но так дело выглядит из разлагающейся отдельной российской цивилизации

На деле же, имеет место массовый слом привычной истории в ее сути и видимых проявлениях. Можно с этим не соглашаться, возмущаться, считать маргинальным, но сам факт отрицать трудно.

Что-то в ткани современного мира не так, неуловимо не так – уходящее в прошлое, сплетенное в настоящем, воспроизведенное в нем. Массовые протесты говорят об этом. И расовая проблема вовсе не только американская тема, но и вполне российская. Расы только другие.

Вы считаете, что не надо трогать памятники подлому прошлому? Дело не в них? Сейчас все по-другому? Тогда почему же они вам так дороги, что вы не даете их трогать? И правы те, кто не желает жить рядом с символами рабовладения и колонизации.

В России от этого слома старой истории не уйти, она тоже будет сломана – наиболее ярко это будет видно на истории Второй мировой. Со временем и с протестами просоветского молодого старья, она будет повсеместно принята у нас не как «великая победа», а как катастрофа, сломавшая жизнь десятков миллионов людей. В том числе и прежде всего у советских «победителей».

Но одно дело, когда многое понявшая современность столкнулась с тем, что досталось от прошлого.

И совсем иное, когда так сказать «современность»  сама создала проблему на будущее – имею в виду нападение России на Украину в 2014 году, которое  продолжается до сих пор.

В этом как раз и сказывается отдельность правящей чекистской «цивилизации».

В американских протестах в спину стреляет расовое прошлое, у нас в России в спину будет стрелять устроенная начальством война. И тоже придется решать «американский» вопрос – с официальной и человеческой позиции. Публично разбираться с наградами, званиями, секретными и явными «героями», а то и с памятниками и памятными табличками.

Не спрятаться. Не уйти.

Смотрите на Америку и готовьтесь в России – это наша будущая история.  

Шествие теней

Виновен, виновен, виновен.

Парад ему нужен, чтобы «сменить повестку дня» - прикрыть личные провалы, трагедию эпидемии милитарным строевым ходом, зашуметь рычащими танками и коптящими авионами.

Страну постигла рукотворная путинская катастрофа оптимальной медицины, уничтожившей, растоптавшей жизни людей.  Тысячи (если не десятки тысяч) умерших, десятки миллионов брошенных в нищету, оставленных за границей.

И вот – нате вам парад. Прокатить, дымя пылью колес, ракеты по притихшей стране, отстучать по ней сапогами.

Но для него пора устроить иное шествие – теней всех, кто погиб в его войнах, его катастрофах, от его провалов.

Как в одном из поздних фильмов Куросавы.

Прошли бы мимо него молчаливым строем, с потухшими, опущенными вниз серыми лицами, нарочито нестройным, вольным, неторопливым шагом все, кого он кинул во «вторую чеченскую», Украину, Сирию, Ливию. К общему ходу присоединились бы те, кого он убил на «другой» - украинской стороне. Своей армией, своими наемниками, своим оружием.

Мелькнули бы черные мундиры подводников с «Курска». «Она утонула» - прошелестит на белых их губах. «А-а-а», - вздохнут эхом кремлевские стены.

Пронесутся лица погибших в Беслане, отравленных его газом в «Норд Осте»

А вот уже и тени пассажиров сбитого его ракетой «Боинга» упадут на него, торчащего потухшей свечой пред ленинским саркофагом.

И затем, нескончаемым, «бессмертным полком» пойдут уже несчетные погибшие от вируса, приписанные «внебольничной пневмонии» к прочим заболеваниям. Даже и после смерти призваны они служить пропаганде.

Все жертвы двадцати его подлых лет бесплотно пронесутся мимо него.

Июньский день. Красная площадь. Тишина. Шествие теней закончено. Брусчатка опустела. Она горит маслянистым равнодушным светом. Страна молчит. Вспомнившая. Опустошенная.

Постаревший человек стоит у Мавзолея. Ветер, теплеющей утренней волной, бежит с Москвы-реки, шевелит перья седых волос на его голове.
 

Пустой гудёж

Жизни нет, остался ритуал.

Так умирает путинская система.

Следом за МИДом темой о статистике умерших в России от вируса возбудилась Госдума.

Приняла на рысях репрессивный (о полиции) и воровской (о голосовании по почте) законы, теперь пора подключиться к осуждению западной прессы, с сомнением отнесшейся к официальным цифрам российского начальства о смертности от вируса.

Главное, что любые крики МИД, Госдумы, подключение Генпрокуратуры, следствия и т.п. бесполезны.

Ничего это не изменит. Никаких практических следствий иметь не будет. Никого не убедит. Не заставит пойти на попятную Всем участникам процесса это ясно.

Это вроде многолетней борьбы начальства за советскую версию Второй мировой – желание скормить миру то, в чем сами не разобрались. Результат – ноль.

Или, эпическая блокировка Телеграм, в котором охотно живет само начальство – кусает там собственный хвост.

Как долго будет продолжаться это гавканье по любому поводу за пустоту? За то, чего нет? За этот презерватив, натянутый на советскую катастрофу?

Как говорил герой голливудского фильма: «А это, детектив, - правильный вопрос». И единственно интересный. С точки зрения сроков, а не результата.  

Великие проклятые «отечественные» войны

Всемирная эпидемия, сотни тысяч вирусованных, тысячи умерших – подходящий момент совершить переворот в российских головах по отношению к войнам.

И прежде всего, в отношении Второй мировой, в которой погибло до 70 млн. человек.

В ней ничтожны «священное», «освободительное», «подвиг», «патриотизм» и тому подобное, что воспевается  лживой верхушкой для того, чтобы массы и дальше умирали за ее интересы.

«Священное», «народное» во Второй мировой, как и во всех прочих «отечественных» войнах,  завалено разлагающимися телами, погребено на глубине с наградами, победными и проигравшими знаменами.

И говорить о «священном» не стоит. Не надо искать вдохновения в подвигах.

Любая «отечественная» и прочая большая и малая война, - это, прежде всего и в главном - человеческая катастрофа. Когда личность обнуляется, становится счетной единицей на равнодушном счетчике статистики – убитых, раненых, пропавших без вести, оставшихся без родных.

Только в таком качестве и следует относиться ко Второй мировой.

Никаких военных парадов, «бессмертных полков», памятников «маршалу  победы» с позорными надписями самозваных «патриотов» в России быть не должно. Равно как и юнармий, кадетских классов, воинских призывов, монумента создателю «калаша».

Война – это эпидемия. Мировая война – мировая эпидемия. Военные парады, «бессмертные полки» и воспевание «священной войны» - пропаганда эпидемии, подготовка к новой катастрофе.  Власти, которые этим заняты – носители инфекции.

Пора остановиться. Перестать праздновать.



Виктор Попков. Воспоминания. Вдовы. 1966

Соната о хорошем человеке

Надо найти для событий точное имя.

Вот оно.

ФСБ превратило институт государства в инструмент корпоративной мести за взрыв в приемной ведомства в Архангельске.

Светлана Прокопьева. Обвинение в «оправдании терроризма». Иван Любшин. Приговорен к 5 годам колонии за комментарий в социальной сети о взрыве в архангельском ФСБ. Олег Немцев. Заведено дело по статье об «оправдании терроризма» за комментарий о теракте о том же деле.

Начальники в ФСБ – глупые люди. Они думают, что таким образом – уголовными преследованиями по придуманным обвинениям они исправят положение.

Их действия дают обратный эффект – они привлекают общественное внимание к давнему событию. И сеют в людях неприятие своей «работы», отторжение от того, что делает ФСБ.

Не будут писать в соцсетях, но все больше будут недовольны. И когда-нибудь это недовольство выйдет наружу в такой форме, что политическая полиция ничего не сможет с ним поделать. Это уже было. И в 1917-м, и в 1991-м.

ФСБ, конечно, - заложник действий политического руководства, которое не понимает, что необходимы  реформы, допуск общества к власти. Это путь, по крайней мере, ослабления радикализма.

Посмотрите, сотрудники ФСБ, решившие принять участие в репрессиях, немецкий фильм «Жизнь других», в центре которого сотрудник «Штази». Оцените игру Ульриха Мюэ в роли капитана Герда Висслера. Досмотрите его до конца, и поймете, откуда название моей заметки – «Соната о хорошем человеке».

Настанет день, и все ваши награды, звания не будут значить ничего. Вы останетесь наедине с тем, что сделали. Нечем вам будет гордиться. И оправданий не будет. Не вспомнят о вас добрым словам, не посвятят умных и добрых книг. И самим вам нечем будет оправдаться перед собой. Учитесь не быть презренными подлецами.