Category: наука

Тёмная материя выборов

Впечатление такое, что те, кто не хочет голосовать на выборах 18 марта – самые заинтересованные в них люди.

Не хочешь голосовать – на здоровье. Забудь. Гуляй в парке. Читай книги. Смотри «Движение вверх». Запивай «Матильдой». Учи английский. Или не учи. Листай новости.

Ведь не неволит Путин или Явлинский ходить на выборы. Личное дело. Каждый в своём праве.

Раз «выборов нет», то и нет. Пух! Ноль!

Но, бойкотные ветераны – ребята из морёного дуба. Крепости необычайной!

Бегают по соцсетям с ослабленными ремнями на штанах, давят, словно клопов, буквы «март 18-го» по форумам, хлопают дверьми, таращат глаза, почти соприкасая их с экраном, обзываются, плюются, топают ногами, лохматят волосы, рыдают: «Не пойду! Нет у нас выборов! Нету! Нету!». Ух.

Странные люди.

Каким-то таинственным, невидимым магнитом эти несущественные для нежелающих голосовать выборы 18 марта, притягивают их внимание. День за днем.  Какая-то «черная дырах» или, лучше сказать, темная материя удерживает эти искры не голосующих звезд на своей орбите. Феномен, ждущий своего Цвикки.

Поделюсь с вами опытом, выборные абстиненты.

Жила-была сочинская Олимпиада. Мне она не была интересна. Смотреть эту пропаганду, на которую были выброшены миллиарды, не собирался. И не смотрел. И не думал. И не знаю до сих пор, какие такие русские санки, клюшки, лыжи и коньки показали там успехи. Но кому-то было интересно. И на здоровье.

Это и есть отсутствие интереса.

А у вас что?

Дайте оглядку на свой зимний, петляющий по свежему снегу выборный гон. Остановитесь. Окиньте глазом дорожку своих следов, бегущих к 18 марта. Вот. Нельзя же так. Много в вас фанатизма. Сойдите с трассы. Разойдитесь по окрестностям.

Обесценение, обрушение

Решение называть В.Р. Мединского доктором каких-то там наук, равно как и присоединение российского начальства к этому решению, ничего не меняет.

Институт научных степеней в России уничтожен. Его больше нет. Это – итог многолетней эпопеи.

Но это - только частный, не очень важный, случай. Ньютона до сих пор читают. Эйнштейна доныне обсуждают. Ле Гоффа и Марка Блока изучают. И так далее. А сотни каких-то там советских и постсоветских почетных докторов несуществующих наук – кто их труды помнит? Верно только, «грызущая критика мышей» в подвалах.

Но, вернёмся к теме обесценения.

Точно так же, как и научные степени, у нас в стране уничтожен институт наград. Его тоже больше не существует.

Разрушена пресса. Любая пресса. Нет у нас больше государственных институтов. Выборов. Права. Суда. Свободной дискуссии. В хлам превращены в политике слова – порядочность, честность, репутация, идеи, ценности.

Нет больше института памяти, потому что память - это творческий, честный, открытый взгляд на прошлое и, что важно – стремление не повторять ошибок.

А почему так? Может потому, что нет у нас цели? Она потеряна и всё разрушилось вослед?

Если остановиться и подумать, то мне кажется, что к такому пониманию придет любой разумный человек.

Излишне говорить о том, что осталось = это также известно.

Пустая форма. Высохшая, словно кокон, из которого улетела бабочка – ушла жизнь.

Содержания нет. Но есть флаги над зданиями. Гербы. Черные машины. Важные лица над галстуками. Вежливые лица под масками. Телевизор. Заведенный порядок. Оцепеневшие, застывшие люди.

Остались только ритуалы.

Неправильно считать, что внутренняя пустота общественной жизни существует у нас исключительно по причине деятельности начальства.

Революционная общественность разных толков, в равной степени ответственна за ликвидацию институтов, представляющих ценность.

Также и рептильная или жёлтая журналистика, которая частично считает себя политической, оппозиционной, но, по существу, к прессе отношения не имеет.

У академика Тарле есть хорошая работа о печати при Наполеоне I-м. Гротескно, поучительно. У  Владимира Гиляровского в «Москве газетной» другой, противоположный рассказ – об идейных «Русских Ведомостях». Я бы этой газете памятник поставил в Москве.

Парадокс нашей жизни – выжигание общественных институтов начальством, его внутренняя пустота совершенно ничем не отличаются по существу от пассивного согласия с происходящим, а также с яростным стремлением устроить лозунговую по названию, анархическую по следствиям, революцию. Лозунги здесь второстепенны, потому что следствие у нас всегда получится одно.

Это – три лица одно и того же явления – отсутствия продуктивного будущего.

Наверное, обесценение это, в некотором смысле, - обрушение. Пока внутреннее.

Круги русской истории – что сто лет назад, что сегодня. Как в рассказе Аверченко про колесо.

И, верно, корни происходящего с нашей страной, со всеми нами, уходят очень глубоко – даже и не в начало прошлого века.

Большевизм, верно, был болезнью и расплатой, но не причиной. То, что он мутировал затем в красный фашизм - сталинизм, - тоже расплата.


Георгий Иванов на закате жизни, в 50-е описывал споры в русской эмиграции: «И сорок лет спустя мы спорим, / Кто виноват и почему / Так в страшный час над Чёрным морем/ Россия рухнула во тьму».

Вот и у нас всё ближе та же точка, когда начнутся споры.

Но ни история, ни существующие обстоятельства не освобождает человека от ответственности. Перед самим собой. Никого в нашей стране не оправдывают.

Каждый человек сам принимает решения и сам отвечает за результат. Полностью. Оправданий нет.

Что будет с нашей страной? Нет такого вопроса. Ничего хорошего. Это знают все. В том числе и начальство. Вопрос в сроках, обстоятельствах, формах.

Мы все, кто не потерял разума, спокойствия, бьемся за хорошее будущее нашей страны?

Нет. Давно не за это

Если ответить честно, то мы стремимся к тому, чтобы вопрос «Что будет с нашей страной?» приобрел смысл. На большее пока и надежды нет. Большего пока не дано.

Дуремары с запретными пиявками

Интересно протекает у российского начальства подготовка к президентским выборам.

Такое впечатление, что нового президентского срока для В.В. Путина часть высшего российского чиновничества не хочет. Или же голова хочет, но руки делают так, чтобы его не было,

Культурный министр, кавалер расследований «Диссернета» В.Р. Мединский – очень полезный для дела перемен в нашей стране чиновник, он – катализатор голосования научной и культурной общественности против В.В. Путина и за Г.А. Явлинского.  

На днях В.Р. Мединский и его подневольные белгородские кунаки надругались над наукой, доказав, что она в нашей стране ничего не значит, если сочинение В.Р. Мединского может быть признано докторской диссертацией по истории.

Разобравшись с историй, В.Р. Мединский занялся культурой – запретил показывать в Большом театре балет К.С. Серебренникова «Нуреев». Мучают подозрения, что балет соблазнит зрителей «нетрадиционными сексуальными ценностями».

Наша научная и культурная общественность, по большей части, далека от политики. В.Р. Мединский делает всё возможное для того, чтобы политизировать науку и культуру, вывести людей из тишины научных занятий и театрального творчества, возбудить в них чувство протеста, несогласия с тем, что он вытворяет.

Не должно быть так, чтобы чиновники вмешивались в творчество режиссеров – СССР давно закончился. Не должно быть так, чтобы партийные депутаты и министры становились докторами наук только потому, что они – депутаты и министры.

Браво, начальники-дуремары с золотым ведром запретных пиявок.  Не ослабляйте усилий. Качайте ножки трона.

«ЯБЛОКО» сняло с выборов кандидата в депутаты за плагиат в диссертации

Сергей Пархоменко, журналист и активный участник проекта «Диссернет», в опубликованной на «Эхо Москвы» заметке «Диссернет» вырыл свою предвыборную шахту», упомянул трёх кандидатов на выборах от  ЯБЛОКА, у которых сообщество «Диссернет» обнаружило плагиат в диссертации.

Один из этих людей, как это указал в заметке Сергей Пархоменко, уже был снят с выборов, второй после публикации обратился в ВАК с заявлением об отказе от учёной степени, третьего отозвало сегодня с выборов новосибирское ЯБЛОКО.

Новосибирское ЯБЛОКО выразило сожаление о случившемся, заявив, что наличие плагиата особенно «недопустимо в случае с кандидатом от партии, в округ которого входит новосибирский Академгородок».

Хотелось бы, конечно, чтобы случаев с плагиатом диссертаций в ЯБЛОКЕ не было вообще, но, к сожалению, этого избежать не удалось.

Пришлось исправлять наши ошибки уже в ходе выборов. Спасибо сообществу «Диссернет» и лично Сергею Пархоменко за работу и за обнародование информации.

Голосуйте 18 сентября за ЯБЛОКО. До выборов, до начала перемен в стране – 16 дней.

***
Присоединиться к кампании ЯБЛОКА. «Свобода. Уважение. Ответственность» 
Пожертвовать средства на кампанию ЯБЛОКА.
Прочитать программу ЯБЛОКА «Уважение к человеку»
Посмотреть объединённый демократический список ЯБЛОКА
Посетить сайт кандидата в президенты на выборах 2018 года Г.А. Явлинского

18 сентября. Твой голос ЯБЛОКУ!

Птичка вылетела из клетки

Гниющая страна не выносит запаха правды.

Она умирает со всеми своими мифами, звездами и красными знамёнами, оставшимися от прошлого. Внутри ржавого корпуса, покрытого свежей лазоревой, белой и алой краской уже нет жизни – стучат высохшие слова, развалившиеся символы катаются в пустой жестянке.

Но руки скелета все ещё цепки, готовы держать закрытыми от ветра свободы двери - в Санкт-Петербурге написан донос в прокуратуру на диссертацию.

История переводится в партер уголовного разбирательства.

Вот он – полный, более чем 1100-страничный текст докторской диссертации историка К.М.  Александрова «Генералитет и офицерские кадры вооружённых формирований Комитета освобождения народов России 1943-1946 гг.».  Итог многолетних подвижнических трудов автора.

Неудобная работа. Несвоевременная. Не парадная. Оказывается в военных тылах истории не «морально-политическое единство советского народа», а зияющая рана. О том, как она образовалась и рассказывает диссертация.

Бегают по двору растерянные стражники, хлопают дверью пустой клетки, заглядывают внутрь – там пусто. Птица правды вылетела на волю – к людям. Сколько не маши уголовными кандалами – уже не поймаешь.


Кирилл Александров

Религиозный фундаментализм

Говорят об исламском фундаментализме. В России в последнее время одной из главных тем является православный фундаментализм. Что это такое, если сказать кратко? Это течения, которые против религии, как частного дела граждан. Это течения, которые считают, что их частная вера должна приниматься всеми. В той или иной степени.

Между тем либерально-демократический подход другой – вера это частное дело. Точно такое же, как музыкальные вкусы, спортивные или политические пристрастия. Государство же лишь поддерживает политический порядок, при котором люди вольны заниматься тем, что им интересно. Такой подход противоречит той роли, которую играют сегодняшние российские власти. И это то, что должно быть изменено в ходе мирной либерально-демократической революции.

Но проблема шире. Она не касается только России, не исчерпывается исламским или православным фундаментализмом. Есть и протестантская, и католическая его разновидность. Можно сказать, что противостоящий науке и свободе религиозный фундаментализм – явление всемирное. Поэтому мирное решение проблемы тоже должно искаться не только в России, но и как часть общемировой проблемы без разграничения по конфессиям.

Вот интересный документальный фильм, снятый BBC, в котором рассказывается о том, как религиозные фундаменталисты борются с наукой в Соединённых Штатах.


«Ньютон» Питера Акройда

Что мы знаем о Ньютоне? Верно то, чему учили в школе. Из курса математики нам известно, что он был одним из создателей интегрального и дифференциального исчислений. Из курса физики мы помним три закона Ньютона и, разумеется, закон всемирного тяготения с его изящными утверждениями о том, что сила притяжения двух тел прямо пропорциональна произведению их масс и обратно пропорционально квадрату расстояния между ними.

Ещё мы не забыли раздел «оптика», в котором была гравюра, на которой изображён Ньютон, держащий в руках призму. На неё из дырки, проделанной в занавесе, падал солнечный луч, дробившийся на семь радужных преломлений. Может быть, кто-то вспомнит из курса «астрономии», что Ньютон изобрёл телескоп-рефлектор, обосновал движение планет в Солнечной системе по эллипсам и объяснил земные приливы. Но всё покроет одна фраза, что Исаак Ньютон – отец небесной механики.   

Отлично написанная книга английского писателя Питера Акройда, конечно, именно о таком Ньютоне. Но она и о человеке, о котором нам ничего не рассказывали в школе – об алхимике, исследователе Библии, властном администраторе в годы его руководства Монетным двором и Королевским научным обществом. Она и о человеке невероятной энергии и нетерпимости. Это не совсем лишённый апологии, но всё же мастерски исполненный холодноватый, отстранённый, взвешенный и всё же, временами проникнутый невольным восхищением исторический рассказ о человеке, значение которого дано тремя последними фразами книги: «Но своё завещание он так и не написал. Впрочем, это и не требовалось. Своё наследие от уже отдал миру».

Акройд пишет, объясняя Ньютона: «И теология, и наука в равной мере служили путями Господними, ключами к истинному пониманию Вселенной. Он был философом в древнем смысле этого слова – искателем мудрости». (Питер Акройд, Ньютон, Москва, «Колибри», 2011, с.90).

И здесь же дана характеристика ньютоновых штудий: «Как и следовало ожидать, Ньютон изучал Ветхий Завет тщательно и скрупулезно. Он сделал больше тридцати переводов-версий Библии. Он выучил древнееврейский, чтобы изучать тексты пророков в оригинале. Он завел особую книжку, куда заносил основные вехи своих изысканий … Он собрал огромную библиотеку святоотеческой и библейской литературы. В своём жадном стремлении к подлинному знанию он прочел труды всех авторитетных специалистов по данному вопросу, писавших в предшествующие столетия, и освоил основные тексты современной ему теологии, теологии XVII века. Он желал овладеть предметом, как раньше овладел оптикой и математикой. После его смерти осталась незавершенная рукопись по библеистике объемом около 850 страниц, а также множество разрозненных бумаг и заметок.

В особенности Ньютона заинтересовал один учёный диспут IV века: в ходе его разбора он пришел к выводу, что истинная вера (протестантизм, каким он его понимал) с годами претерпела губительные искажения. Горячие споры велись в те древние времена между Арием и Афанасием, Афанасий защищал концепцию, позже ставшую ортодоксальной доктриной о Троице, где Христос рассматривался равным, или «единосущным», Богу. Арий возражал против этой доктрины, отрицая, что Христос – одной сущности с Богом. Взгляды Афанасия были приняты Никейским собором 325 года и стали частью Никейского Символа веры.

Однако в ходе методичного изучения библейских текстов Ньютон пришел к выводу, что Афанасий совершил подлог, умышленно вставив в текст Священного Писания важнейшие слова, подтверждающие его возражения против теории, согласно которой Христос является Богом. В этом деянии его поддержала римская церковь, и это искажение священных текстов стало причиной искажения собственно христианского вероучения. Чистоту и веру, свойственные раннехристианской церкви, разрушили рьяные фанатики, стремившиеся преклоняться перед иллюзией Троицы, или Триединого Бога. Математические и духовные взгляды Ньютона шли вразрез с такой позицией. Поддерживая Ария, Ньютон объявил, что священники и епископы церкви в своем поклонении Христу занимаются идолопоклонством. Прочитав слова одного из своих единомышленников-ариан, Ньютон обнаружил: «То, что столь долго именовалось арианством, есть не что иное, как старое, неповрежденное христианство, а Афанасий послужил мощным, коварным и злокозненным орудием этой перемены». В своей записной книжке Ньютон провозглашал, что «Отец – Бог Сына» (с. 90-93). 

Как не относись к содержанию мыслей Ньютона, но есть в самом его методе освежающее, ищущее, творческое начало, столь контрастное сегодняшним временам официальной русской религиозной косности.

Когда-то Дмитрий Сергеевич Лихачёв хорошо говорил о недостаточной культурности нашего общества. Другой академик, физик, прочитав эти слова, заметил, что культуру следовало бы понимать не только в  узком, гуманитарном смысле, но и в естественно-научном, а также математическом измерении. «Ньютон» Питера Акройда – книга, утверждающая среди прочего приоритет безграничного человеческого познания перед условностью подобных цеховых разграничений.



Уильям Блейк. Исаак Ньютон. 1795 год. Лондон. Галерея Тейт.