Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

«Изволили вбежать вы так проворно, смешалась я …»

Примечательная история со сторонницей УГ Евгенией Альбац.

Тактичный Евгений Бунтман задал ей на «Эхо Москвы» простой вопрос:

«Вам нравится вообще принцип Умного голосования как избирателю? Есть аргумент у многих из демократического лагеря, что нельзя голосовать за сталинистов, даже если их рекомендует Умное голосование»

В ответ Альбац смешалась и, вместо объяснения, зачем сторонникам свободы и демократии нужно голосовать в рамках УГ за сталинистов из КПРФ, пустилась в рассказ о том, как Лавров из «Единой России» обелял Сталина и продолжала так:

«У власти находятся неосталинисты. У власти находятся люди, если в конце советской власти КГБ-шникам было стыдно ассоциироваться с НКВД, у этих-то абсолютно нет никаких проблем, они с портретом Дзержинского в кабинетах – так что у власти неосталинисты»

То есть, получается, что видная сторонница УГ, попутно обласкав поздний советский КГБ (организатора августовского путча 1991-го года), советует голосовать за КПРФ – сталинистов, которые не у власти в пику неосталинистам, которые находятся у власти? Нонсенс.

Завершая ответ на вопрос, Альбац сообщила следующее:

«Мне кажется, что эти все стенания интеллигентские – они все из серии – ну вот, понимаете, знаете, я вот не пойду туда в эти бараки, потому что там плохо пахнет. Поэтому послушайте, о чём мы говорим?»

«Стенания интеллигентские» - это отказ голосовать в сентябре на выборах за идеологических сторонников репрессий из КПРФ, призывы не играть в УГ, а поддержать на выборах ценности свободы, демократии, прав человека. То есть «Яблоко» - демократическую оппозицию авторитарной власти и ее охвостью из КПРФ-ЛДПР-СР.

Слово «Яблоко» Альбац и некоторые другие такие же, как она (УГ-эшник Пархоменко) не выговаривают примерно так, как руководство страны не выговаривает слово «Навальный». У них в горле застревает и раздается злобный хрип.

«О чем мы говорим?» - спрашивает журналист и политолог. Сейчас объясню.

Из того, что сообщила Женя Альбац следует, что она предлагает гражданам на выборах в сентябре встать третьими у вонючей бочки, откуда Лавров и Зюганов хлебают сталинский навар.

Неграмотная русская снабженка
Сказала мне по-нашенскому: «Женька!
Етить твою тудыть твою растак!»

Вставайте, Альбац, сами в сентябре у этой бочки вместе с Пархоменко, и объедайтесь, обнявшись с Зюгановым. А «мы пойдем другим путем», как говорил Ленин – вождь тех, кого вы собираетесь поддерживать в пику кандидатам «Яблока».

Власть старья

Старым, давно не ношенным дедовым пальто из шкафа пахнет указ Путина об «историческом просвещении». Достал, надел и вышел на улицу. Шагает на диво прохожим. А что? Носить можно.

Дело не в «прорехе на человечестве», назначенной руководить «просвещением». И не в том, что Путин полез, куда ему не нужно – эта вечная привычка начальства тыкать пальцем в грудь профессоров, поучать, как надо.

Главная проблема в том, что новым поколениям Путин предлагает то, что им не интересно. И не будет интересно. Война какая-то столетней давности, народ единокровный, Русь бородатая, просвещение правильное.

Какой на это запрос у новых поколений?

Им другое нужно – интересная работа, высокая зарплата, перспектива, свобода ездить по миру, возможности для этого. А не чепуха какая-то в виде «новой Ялты» или правильные воспоминания о старой.

То есть то, что уже есть у детей-внуков Путина, Лаврова, Пескова, Золотова.

Вот и миллионы российских молодых людей хотят если не так же, то, во всяком случае, иметь возможности и свободу выбора. А не перспективу погибнуть в новой войне с Западом за Украину – за высосанные из пальца идеалы слабеющего головой чекистского сословия.

Путин что способен новым поколениям предложить?

«Историческое просвещение» на налоги молодых людей, которые с чавканьем освоит семья Мединского через «военно-историческое общество»? Вместо новой частной экономики, конкуренции, открытости миру, власти заслуг. Где герой не Жуков, а Илон Маск.

Спасибо, им это не надо. Ничего из этого «исторического просвещения» не выйдет. В шкаф старое пальто. Обратно. К стоящим там же сапогам.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика 

Из «лихих девяностых» в развальные двадцатые

Лидер выборного списка «Единой России» Сергей Лавров во время выступления на Дальнем Востоке пренебрежительно высказался о 90-х годах, назвав их «лихими».

Если говорить о сфере профессиональной деятельности Сергея Лаврова – дипломатии, то, как ни называй 90-е годы, факт остается фактом – тогда Россия имела хорошие внешние возможности для своего развития, не попала под санкции, как сегодня. «Спасибо» за нынешнее положение дел можно сказать Сергею Лаврову и, разумеется, его руководителю.

Но дело не только в этом.

Не помню в 90-е годы такого публичного критика курса российской власти, как Сергей Лавров. Явлинского помню. Зюганова с Жириновским (на их позициях в 90-е сегодня стоит Лавров) тоже помню. Нынешнего министра иностранных дел – нет.

Судя по биографии Сергея Лаврова в 90-е – он был лояльным сотрудником министра Козырева и президента Ельцина.

Поработав в 1992-1994 годах в МИД у Андрея Козырева заместителем по второстепенным вопросам, был отправлен в Нью-Йорк, в российскую миссию при ООН, где провел оставшуюся часть девяностых, реализуя политику Бориса Ельцина.

Сергей Лавров в 90-годы не отказывался от наград, принимал от Бориса Ельцина ордена – в 1996-м орден Почета, в 1998-м – «За заслуги перед Отечеством».

Дело не в том, что российские начальники, обязанные 90-м всем, что они имеют сегодня, прилюдно плюются в эти годы. Потолок того же Лаврова, продолжай существовать СССР, судя по его карьере в МИД до рождения новой России – должность посла во второстепенной стране и утренний кефир на пенсии в ведомственном санатории.

Вопрос в ином – не может быть доверия руководителям, меняющим свои убеждения в зависимости от конъюнктуры, от удобства личной карьеры. Вчера – лояльный сотрудник Ельцина, сегодня объявляет его времена «лихими» и работает на Путина. Это неприлично.


Не выходит «новое дворянство»

Открытие очередного державного истукана - на этот раз сидящего в бронзе Александра III.

Навязчивое желание высшего начальства выдумать свои «корни». Отлить их в памятниках, закрепить в ритуалах. От старой России – памятники Владимиру, Александру III. От советских – парады и т.п.

Но это – нерешаемая задача. Нет органической связи.

Единственные живые «корни» высшего российского начальства – бандитский Петербург 90-х. Там исток «нового дворянства» - в его темных углах, сплетении коррумпированных чиновников, бандитов и чекистов.

Поэтому, как бы ни лакировалось современное правление под преемственность от России и СССР – это чистая выдумка.

Лучший памятник «корням» нынешнего начальства– Калашникову в Москве. Если не знать, что это – монумент оружейнику, то можно подумать, в бронзе увековечены бандитские 90-е, с автоматом в руках. Оттуда есть-пошла российская власть. Туда и цветы носите, обожатели нынешних порядков.


Ни одного живого слова

Главное впечатление от прочтения речи Путина на параде – ворох старых газет, которые майский ветер гонит по брусчатке. Ни одного живого слова.

И, конечно, оруэлловское (а на самом деле советское) выворачивание слов наизнанку – когда знакомые слова обретают противоположный смысл. Здесь и русское проглянуло – почти юродство. 

Но это второстепенно.

Главное в том, что созданный Второй мировой мир ушел. Его больше нет. Он не вернется. Ушло также время сделать выводы из Второй мировой для России. Страница перевернута крымской авантюрой.

Заклинания о величии, ритуалы, битва за «историю» - все это внутри российских границ, внутри периметра. Может быть, где-то еще – кустами «в ближнем зарубежье». И не только потому, что мешают, не дают, а, главным образом, по той причине, что не та повестка дня. Как бы вдруг Италия озаботилась осквернением памяти победных римских легионов.

И еще не сказано было о Второй мировой главного – это только большая бойня и больше ничего. В этом её содержание. Полное и исчерпывающее.  Только это заслуживает внимания.

«7 Марта в шесть часов утра Стилуэлл и Ляо повезли Маунтбэттена осмотреть поле боя у Майнквана. Ляо был преисполнен китайской гордости. Он произносил риторические сентенции на ломаном английском языке, которых никто не мог понять. Он повёл Маунтбэттена к грудам гниющих трупов, указывая на них, как маленький Чингисхан… Лорд Маунтбэттен от ужасного зловония едва удерживался от рвоты». (Фред Элдридж. Гнев в Бирме. Москва. 1947, с.169).

Вторая мировая – гора гниющих трупов размером с Эверест. Почувствуйте зловоние истории.




На фото: Хильден, Германия, 18 апреля 1945 года. Цветы погибшим освободителям.

Ловля режимных блох

Вот счастье-то подкатило – Бутину теперь будут обсуждать, ловить блох, выползающих наружу из грязного белья начальства и с наслаждением стараться их раздавить.

Пиццаед Пархоменко уедает сегодня Бутину какими-то там противоречиями ее биографии. Очень страшно для нее, смертельно опасно. Здоров врезал, экс синее ведро. Забил Машке баки.

Начальству это все равно - гибкость биографии для него значения не имеет. Там нет идейных.

А для несогласных с властями про эту Бутину все ясно давно. Но протестно колыхнуть воздух Пархоменко умеет. Результат для дела – ноль.   

Почти четыре сотни политзаключенных сидит.

А тут – читайте про Бутину. Отправят на интервью Чампэн, найдут что-нибудь и про нее на просторах сети. Продолжат борьбу с козявками. Загадят повестку дня.


 

День опричника

Тухлый ветер дунул с невских берегов. Городской голова Беглов предложил объявить в Санкт-Петербурге 12 марта днем «работника уголовно-исполнительной системы». Очень своевременно – после протестов 23 и 31 января. Разгоняли, били, сажали, Теперь праздновать, праздновать …

Но лучше сделать так – обнулить праздники, вроде дня полиции (10 ноября), дня чекиста (20 декабря), день надзирателя (12 марта) и прочие «силовые» дни и сделать единый праздник – День опричника.

Отмечать его 31 января – в день избиений и массовых арестов.

Можно развернуть широкую культурную программу. Венок от Путина к памятнику Ивану Грозному, танец с дубинками на сцене Мариинки, визит братской делегации с Окрестина с приветом от кровавого Лукаша.

И, конечно, нужен свой памятник. Лучшая натура – кадр, где садист в форме бьет дубиной журналиста по голове и тот падает навзничь. Или же, когда другой полицейский садист всаживает ботинок в живот женщине. Можно объявить конкурс. Выбор доверить Беглову. Этот не подкачает.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

Без покаяния

Даже правящие комми из «страны Советов» не додумались до того, на что решились назначенцы бывших майоров КГБ из нынешнего «Росатома».

Под предлогом рассказа об атомном проекте СССР (за распильные 1.28 млрд. руб. – деньги некуда девать) решено установить на ВДНХ два пластиковых чучела палача Берия. С «вандалостойким стеклопластиковым туловищем», «силиконовой головой индивидуального изготовления», «имплантированными волосами натуральными» (вот  «повезло» чьей-то шевелюре!), а также «акриловыми глазными яблоками индивидуального изготовления».

Это все равно, как если бы в Германии на выставке установили фигуру Гиммлера или кого-то из других нацистских преступников. Оценив какие-то их другие, не связанные с концлагерями «заслуги» перед немецким государством.

Но равно, как современная Германия не является преемником нацистского государства, так и возникшая в 1991 году как отрицание коммунистической диктатуры Россия, не является преемником преступного государства СССР, со всеми его результатами, в том числе, в области создания атомного оружия.

Мы – новая страна, преемственно связанная с Россией, которую большевики пытались уничтожить, превратив сначала в плацдарм мировой революции, а затем в национал-коммунистическое государство.

Прославляя «достижения» Берии, откапывая их расстрельных глубин его труп («Покаяние» Тенгиза Абуладзе) нынешние правители создают примечательный символ времени. Он говорит о перевороте, который произошел в нашей стране, в результате которого стремление поколений российских людей ликвидировать преступный партийно-чекистский режим, задавлено правящей верхушкой. Он вернулся репрессивной практикой, появлением тысяч политзаключенных, преследуемых по политическим мотивам, практикой обеления палачей современным сталинским охвостьем.



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика

«В желтой жаркой Африке, в центральной ее части …»

Новое военное приключение кремлевской верхушки.

Вчера представитель правительства Центрально африканской республики Анж Максим Казаги в интервью AFP сообщил о переброске в страну, где разгорается война, российских войск: «Россия отправила несколько сотен военных и тяжелые вооружения».

Сегодня пришло почти что подтверждение через «Интерфакс»:

«Россия в рамках оказания содействия Банги в вопросах укрепления обороноспособности Центральноафриканской Республики оперативно откликнулась на просьбу ее руководства и направила дополнительно 300 инструкторов для обучения военнослужащих национальной армии».

Инструкторы? Что за инструкторы? Зачем нам туда?

И проверить это в России некому – нет парламента. Нет контроля за действиями главы государства и его правительства. Нет думских комитетов по обороне и международным делам, которые (пусть в закрытом порядке) смогли бы вызвать министров, оперативно узнать, что на самом деле происходит.

Что нашей стране нужно в ЦАР? Каковы там наши интересы? Во что обходится бюджету проникновение в ЦАР? Что, наконец, точнее, в первую очередь – с расследованием убийства в ЦАР Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко? Что там делают наемники из вооруженного формирования «группа Вагнера»?

В сентябре 2021 года состоятся выборы в Госдуму России. Цель этих выборов – сформировать настоящий парламент, который сумеет разобраться, в том числе, и с африканской политикой Кремля.  



Мой Телеграм-канал Мельников.Политика
 

Между стульями

Вместо ясного понимания стратегии для России – студень, публике предлагается позиция «мы всех любим одинаково» и «все, может быть, само собой как-нибудь рассосется».

Это про Путина с его сегодняшним «валдайским» бессодержательным: «…для нас и Армения, и Азербайджан - равные партнеры».

Прошлые провалы, безделье, глупые решения и отсутствие стратегии прячутся за мнимой «мудростью» - постараемся усидеть на двух стульях, ничего не будем делать, сохраним «влияние» на одних и на других. Будем там «арбитром».

Но стулья разъезжаются, поэтому настоящая наша позиция – на полу.

Путин был и уйдет, о нем забудут. Но Россия на Южном Кавказе окажется в лежачем положении.

В войне двух сторон, когда одна из них побеждает без твоей помощи, а другую кормят киселем про «равных партнеров», кому из них ты нужен? Для чего? В тебе не заинтересован ни сильный, ни слабый. «Арбитр», не способный показать силу всем сторонам никому не нужен! Он может быть «арбитром» только в своих фантазиях.

Да, но есть же активные усилия! Дипломатический московский треп и мидовский поджатый хвост в ответ на угрожающее рычание с берегов Босфора.

Чем это может закончиться?

По итогам успешной войны Азербайджана при поддержке Турции.

Если Россия не в состоянии дать гарантии безопасности Армении (на которые сама напросилась), то страна найдет себе другого гаранта – обратится к Соединенным Штатам. И ведь может получить – как способ щелкнуть Эрдогана по носу.

К нашей «осажденной крепости» - к ее северо-кавказской части вплотную подойдет Эрдоган со своими планами экспансии, в окружении исторических «тараканов» (посмотрите сериал «Абдул-Гамид» для турецкой «ваты»).

Хорошенькая перспектива. С западными странами отношения сознательно испорчены, на Дальнем Востоке навис Китай, со стороны Кавказа и Черного моря – пришла в движение Турция.

Азербайджан давно не «наш». Грузия потеряна, Украина тоже. На очереди – Армения.

Но московское начальство всех любит одинаково, со всеми у него давняя историческая связь. Правда, история остановок не знает – и новейшая история совсем другая – там связи разорваны или напряжены. Последние двадцать провальных лет не прошли даром.

Правящим российским мямлям в «осажденной крепости» отсидеться не удастся. Их все равно достанут. За сегодняшнюю попытку усидеть на разъезжающихся стульях, в будущем России придется заплатить дорогую цену.

В ответственный момент истории дутая мощь испарилась.  Мнили себя черчиллями, оказались чемберленами.