Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Острое кислородное голодание

Многих поразила новость о закупке кислорода для ковидных больных в Финляндии и Китае. Об этом шла речь на совещании в правительстве.

Возможный вопрос – своих мощностей по производству кислорода недостаточно? Как так получилось?

Но дело не в предложении кислорода, а в том, как российское начальство действовало в борьбе с ковидом так, что на кислород образовался дополнительный спрос.

Откуда появилось такое огромное количество тяжело больных ковидом людей? Именно они потребители кислорода. Но самое страшное – сотни умирающих каждый день, раз за разом больше семисот человек.

Главная причина в том, что начальство отказалось заключить с гражданами сделку – «деньги в обмен на карантин и добровольную вакцинацию».

Такое огромное количество заболевших и умирающих – цена такой политики. Ее заплатили погибшие и их семьи, вовсе не безответственное начальство. А нехватка кислорода, есть лишь следствие ошибочной политики.  

Только «Яблоко» не испугалось популистов и выступило с развернутым предложением к Путину начать платить деньги людям в обмен на введение двухнедельного карантина. Быстрого ответа, как обычно, нет. Но, думаю, что и предложения «Яблока» (лучшее из того, что выдвигалось) к тому моменту, как они были сделаны, опоздали – ковидная смерть вовсю уже косила по России.   

Потянув за «кислородную» нить, можно обнаружить очередной ужасающий провал властей. Теперь остается лишь хоронить умерших, гнать вперед вакцинацию и затыкать дыры.

Пирует ли Париж?

Французская полиция начинает расследование. Несколько министров подозревается в том, что участвовали в подпольных вечеринках в ресторанах во время карантина. Последние обязаны были закрыться. Однако …

Сцена прямо из фильма. Будто в Америке времен «сухого закона» - ушедшая в подполье «эпоха джаза». Или в чумном городе.

Эпидемия. Карантин. Страшно. Залитый огнями вечерний город, в котором мало людей, машин. Гаснут окна в жилых домах, обыватели отходят ко сну, жизнь к ночи замирает. Лишь неоновые рекламы горят, бросая холодные лучи в зеркала луж, отражаясь в сверкающих масляных мостовых. 

Но где-то там – в подвалах, все только начинается. К черному ходу подкатывают лимузины – женщины в боа радостными канарейками выпархивают с сидений. Фррр! Мужчины во фраках, блестя лакированными ботинками, словно по льду, изящно скользят за ними. За плотно прикрытыми ставнями, за замками на парадных дверях играют джазовые оркестры, льется шампанское, устрицы раскрыли на ледяном плато сочную мякоть, раздается смех, сильные мира сего раскуривают сигары, толстые подбородки наползают на воротники крахмальных рубашек, складками ложатся на галстуки-бабочки. Шикарно! Стильно! Ярко! Жизнь несется по кругу сверкающим фейерверком.

К утру движение в подвалах замирает. До следующей ночи … Министры разъехались на совещания, вершат государственные дела, дают отчеты строгому Макрону. На повестке дня серьезные темы – танки Путина катят на Украину, злая бирманская хунта заряжает автоматы, добрый дедушка Байден крепит атлантическое сотрудничество … Хмурятся государственные лбы. Франция сосредотачивается.

И вот теперь всему этому великолепию может настать конец. Пойдут по подвалам скучные флики, начнут таскать на допросы рестораторов и участников веселых вечеринок. Почему не сидел в карантине? Не спал в маске и перчатках? Дистанцию во время танца соблюдал?

И ночной Париж, вытащенный на свет, с припухшими глазами, как в полусне будет отвечать: «Да-да, виноваты. Но как это было здорово! Видели бы вы это! О-ля-ля!». И следователь, записывая рассказ, прервется, словно гончая, втянет ноздрями воздух, ловя запах, дым погасших вечеринок, потеряет на секунду строгий вид – взволнованно вздохнет.

Потом с допроса отпустят. Наложат штрафы, примут меры.

Но настанет ночь и снова полетят к запретным ресторанам шикарные министерские лимузины – парижская жизнь опять проснется от карантина. Назло в одиночестве бродящей по ночным улицам эпидемии.

Здоровье прёт из рапортов

Вирус оказался покладистым парнем.

Секретарши из приемных столоначальников Москвы и ближних окрестностей, с восторгом сообщают о массовом выздоровлении пострадавших.

Мифические сотни и тысячи граждан бережно несут из больниц в сосудах победивших организмов драгоценность обретенных антител.

Правда, выписаться из больницы и получить справку о том, что здоров - еще не значит выздороветь. Пораженные легкие придется восстанавливать месяцами. Но, что до этого восторгу рапортов? Они топчут победными сапогами ростки сомнений.

Вирус отступает вежливым «зеленым человечком» аккурат к парадным и обнуляжным летним купельным процедурам.

Нацепив «георгиевскую» ленту, обрядившись в зеленую гимнастерку стоит союзный Вирус на трибуне рядом с начальством. Он щурится на Солнце, приветствует вяло шагающие мимо «бессмертными полками» голосующие массы, шлет горячие июньские поздравление передовикам досрочного и электронного голосования.

Умноженная на ноль страна тонет в счастье.   

 

Шестеренки из парада полетели

Разладился слаженный танковый парадный механизм – полетели с лязгом шестеренки, сползла сухой змеиной шкурой гусеница, закружилось больным волчком движение.

Власти четырех регионов России отбоярились от парада 24 июня.

Вирус, оправдываются, виноват, в том, что засели в окопе под огнем, не встали в громадный державный рост, не сверкнули красными звездами на пилотках, не пошли чеканно, циркулями шагая, в парадную психическую атаку, как деды – фашистской заразе вопреки.

Неубедительно. Непобедно. Неюбилейно.

Не война до победы над Западом, а какая-то прослабленная болезнью la vie en rose.

Сажаете граждан в карантин - платите

Власти сажают людей в карантин, и вводят ответственность за его нарушение.

Это происходит в экономике, уже серьезно ослабленной сокращением спроса.

Вопрос в том – сколько продлятся ограничительные  меры? Сколько людей будут лишены возможности зарабатывать и поддерживать свое существование? Чем скорее удастся задушить вирус карантином, профилактикой, лечением – тем лучше. Меры, должны быть энергичными.

Между тем, существует экономический стимул нарушать карантин – необходимость зарабатывать.

У тех граждан, кто лишен сбережений, кто не является безработным и лишен возможности получать пособие, кто обременен долгами – нарушение карантина для получения дохода является нормальное поведением.

Раз так, власти должны быть последовательны – начать срочные выплаты из федерального бюджета всем работникам частного сектора, кто вынужденно, по причине карантина, лишен возможности работать (предложенная Григорием Явлинским и «Яблоком» системная программа включает такое предложение).

Сегодня эти люди предоставлены своей судьбе.

Деньги на поддержку граждан у властей есть. Распоряжается ими правящая мафия, но они заработаны гражданами, принадлежат гражданам. Это – их налоги, их доходы от продажи их природных ресурсов.

Платите гражданам, власти. Это не вопрос вашего выбора. Это – ваша обязанность. Это не просьба, а требование. Вводя ответственность для граждан, вы, тем самым, налагаете обязанности на себя. Отказ или промедление с введением программы финансовой поддержки граждан – преступление.

Есть ли страна?

Новая российская трагедия.

Вертолет выведенных из Сирии В.В. Путиным российских войск, разбился в Сирии. Два человека погибло. О сирийской авантюре В.В. Путина достаточно написано. Нет смысла повторяться.

Речь о другом.

Мне не раз приходилось сталкиваться в соцсетях с равнодушием российских граждан к сообщениям о российских военных, погибших в Сирии. Иногда приходится обсуждать эти сообщения. И что слышу? Они, мол, «за деньги воюют», «знали на что шли», «сами согласились» и т.п.

Как это понять?

Ведь это наши военные – они выполняют приказ руководства страны. Это – наши граждане, они выполняют свой долг. При чем здесь деньги?

В общем, они там сами по себе, а мы здесь сами по себе. Два мира которые не пересекаются.

По-моему, это одно из ярких свидетельств того, что страны как общего дела граждан, - у нас не существует.

Есть запутавшееся, само себе лгущее общество, живущее самообманами. И ещё есть начальство, которое ставит задачи, собирает средства и организует «массы». Для себя. В первую очередь – для себя.

Всё-таки, главное для современной страны не символы, прошлое, территория, армия и т.п., а другое – понимают ли граждане страну, как своё общее дело, как объединение, способное решать задачи, важные для каждого.

И я думаю, что такого в России не существует. России в таком смысле не существует.

Есть больная страна. Глубоко больная страна. Не способная понять, что она смертельно больна. И гордящаяся своей болезнью.

Может быть, на выборах 18 марта, главная мысль, которую отстаивает Г.А. Явлинский, и заключается в том, чтобы создать страну, как общее для всех, дело. Задумайтесь об этом.

Больная страна

Вот и доковыляла на костылях-скрепах наша закатная держава до публичных обсуждений «ритуального убийства» семьи Николая II-го.

Это – чистый, 100%-ный антисемитизм. Дохнувший перегаром из времён «Союза русского народа». И ещё одно доказательство гниения нашей страны, её разложения – как верхушки, так и «ждущего вместе» общества.

Почему так получается?

Главная причина – отсутствие у России перспективы. Нет движения вперёд. Нет вектора. Нет стимула. Образ будущего потерян. Наша страна чувствует, что в современном мире ей места нет. Отстала безнадёжно. Поэтому и повестка современного мира – не её повестка.

Россия озабочена своими останками в широком смысле этого слова и гордится ими – «великими победами» над самой собой, античными полетами в космос, великой литературой из позапрошлого века.

При таком самоощущении остаётся только пятиться назад, сквозь советчину, и, пройдя её насквозь, вдохнув её смрадный концлагерный дух, откопать и взять под мышку томагавк - погромный топор «традиционных ценностей» и ковырять им свои старые антисемитские болячки, намекая на то, что именно евреи – причина наших неудач, а не сам наш народ-богоносец во главе со своей провалившейся верхушкой, совместно приведшие Россию к кровавой «революции».

Единственная революция, которая необходима нашей стране – революция в головах.

Нам нужен честный взгляд на себя. Ясное осознание, что мы – больная страна. Что мы – архаичная страна-агрессор. Что мы зашли в тупик, не только благодаря обогатившемуся начальству с кровавым чекистским подбоем, но и благодаря вечно ждущим счастья сверху гражданам. Нам необходимо осознать, что мы – абсолютно бедная, отсталая страна. Во всех смыслах, во всех
отношениях – в том числе и в военном. Что нам нужно учиться у современных стран. Стать такими как они. Стать их частью.


А что пока?

На востоке нашей малонаселенной, обчищенной начальством, слабой страны встаёт солнце.

Ярило с шипением, окутанный по краям туманами, рывком поднимается из глубины и чинно шествует вверх над вольно раскинувшим свои воды седым Тихим океаном.

Лучи чистого Солнца в белом прямоугольном небе ласкают острова с традиционно русскими, идущими из славянской истории именами – Кунашир, Итуруп, Шикотан, Хабомаи.

В последние дни осени наш закатный российский век, выступая в зимний поход, закрывает рукой старческие, выцветшие глаза от слепящего светила, шепчет обветренными губами так созвучные его бытию строки великого Басё:

Бабочкой никогда
Он уж не станет …Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру

Остановись, прохожий. Здесь лежит страна.

Тоже лётчик

Моя заметка на сайте Каспаров.ру:

Тоже лётчик

Не вызывает возражений забота российского Министерства иностранных дел о здоровье осуждённого в Соединённых Штатах за сговор с целью контрабанды наркотиков российского гражданина К.В. Ярошенко. Подход правильный, настойчивость похвальная. Тем более, что речь идёт о здоровье человека.


Возражения, как обычно, вызывает форма, в которой реализуется идея. И здесь, как и в других областях государственной деятельности, российские власти желают сообщить с обычным своим пропагандным грохотом весть о жестоких Соединённых Штатах и своей заботе о попавшем в тюрьму человеке.

«Москва ждёт от Вашингтона скорого ответа», «от американских властей удалось добиться согласия» - несут новостные ленты взволнованной общественности вести о К.В. Ярошенко с регулярным указанием его профессии – лётчик, лётчик, лётчик.

Иногда возникает недоумение. То ли речь идёт о спасении пилота с упавшего на льдину самолёта исследовательской экспедиции. То ли, принимая во внимание грохот МИДовских верхов - о вызволении из американского полона разведчика, сбитого над вражеской территорией при выполнении особо важного государственного задания.

Говорили бы иначе – с толком, солидно, с ударениями, как это умеет делать наш министр иностранных дел – пе-р-евозчик ко-ка-ина. И повторяли бы эту фразу раз за разом – «ждём скорого ответа от Вашингтона в связи с ухудшением здоровья перевозчика кокаина», «удалось добиться согласия на медицинское освидетельствование перевозчика кокаина» и так далее.

А то в нашей культуре со словом лётчик многое связано. П.Н. Нестеров – лётчик. В.П. Чкалов – лётчик. А.И. Покрышкин – лётчик. Наконец, Антуан де Сент-Экзюпери – летчик. И командир эскадрильи «Нормандия-Неман» Марсель Альбер – летчик.

Человек же, права которого российский МИД совершенно правильно защищает, конечно, тоже лётчик. Но только во вторую очередь. Основная его профессия другая – за которую его осудили.

* Редакция «Эха Москвы» отказалась ставить эту заметку в мой блог на радиостанции с формулировкой: «Пост является комментарием к новости».

Против политической холеры и чумы

Идею голосования «за любую партию, только не за т.н. «Единую-Справедливую Россию» следует считать совершенной глупостью, невнятицей, чепухой. Как можно излечиться от политической холеры в виде т.н. «Единой-Справедливой России» заболев политической чумой в виде КПРФ-ЛДПР?  Голосовать на выборах 4 декабря 2011 года следует только за политической здоровье, за «Яблоко».
 
Тем же, кто до сих пор не понимает, что мозги у т.н. «Единой-Справедливой России» и КПРФ-ЛДПР устроены одинаково, приведу свежий пример, о котором пишет Газета.ру. Представители этих организаций совместно внесли законопроект о бесконкурсном бюджетном финансировании «молодёжных организаций», т.е. всё же тех же разнообразных нашистов.
 
Дело даже не в том, что деньги будут получаться без конкурса, а в самом подходе – финансировании по сути общественных организаций за счёт денег из бюджета. И т.н. «Единая-Справедливая Россия» вместе с КПРФ-ЛДПР рассматривает эти структуры как «приводные ремни» для государственного аппарата. Подход «Яблока» иной – нерв жизни лежит в обществе, а государство это его производная. И деньги молодёжными и прочими общественными организациями должны искаться не в бюджете, а самостоятельно. Власти могут только стимулировать налоговыми мерами подобное финансирование со стороны российских предпринимателей и граждан.
 
Что же касается существующего бесстыдства в финансировании их бюджета «молодёжных организаций», то оно должно быть прекращено, есть другие, действительно важные общественные задачи – состояние общественного здравоохранения. Сколько денег уже было выброшено? Вот что пишет Газета.ру в упомянутой статье: «По данным реестра госконтрактов и операторов президентских грантов, которые анализировала газета «Ведомости», за три года (2007–2010 гг.) по госконтрактам и в виде грантов «Наши» получили 26 млн. рублей, а организации, созданные при участии их нынешних и бывших лидеров, 441 млн. рублей».
 
Ниже отрывок из письма, пришедшего в «Яблоко».  Вот что нужно финансировать вместо выдачи грантов «нашистам»:  
 
«Это мольба о помощи доведённой до отчаяния матери парализованного сына инвалида. Вот у нас в стране множество разных фондов и везде пишут: - Поможем детям. Безусловно, помогать больным детям, это очень благородное дело. Ведь когда болеет ребёнок, это высшая несправедливость, дети ни в чём не повинны. А ещё детям быстро собирают на лечение большие суммы.
 
Но,  что делать безнадёжным больным, не поддающимся лечению, тем, кто вырос из детского возраста и продолжает выживать, но остался вечным ребёнком, им как быть? Выживать один на один с болезнью в полном забвении? Мать вкладывает всю свою жизнь в тяжёлого по заболеванию и неподдающегося лечению ребёнка, прекрасно понимая, что затраченные физические и эмоционально душевные силы не «окупят» результат. Это её жизнь, её крест, её сердце, и она до последнего вздоха будет это тянуть на себе. Мамы таких детей проживают 2 жизни, свою и своего ребёнка. Мой сын с рождения полностью недвижим, не сидит, не ходит, лежит, ест только всё протёртое жидкое с бутылочки через соску, не жуёт, почти отсутствует функция глотания. Лежит постоянно на противопролежневом матрасе. Диагноз ДЦП, инвалид детства. Сейчас у него, 1 первая группа инвалидности. Мише  26 лет, это мой единственный сын, Самая тяжёлая форма парализации, ничего не может делать самостоятельно. Ужасно деформированы позвоночник, шея и конечности. Из за сильнейшей деформации грудной клетки нарушена работа  жизненно важных внутренних органов: сердца, легких. Деформация глотки, шеи, Мишутка не может ни жевать, ни практически глотать. Дышит с большим трудом. Постоянно нуждается в уходе. Жизнь тяжёлых по заболеванию инвалидов, скрыта от чужих глаз. Мы ведём почти уединённый образ жизни. К нам очень мало кто ходит, сама, боясь оставлять надолго сына одного, тоже ни к кому не хожу. Мы с сыном ценим каждое мгновение, каждую минутку нашей жизни. Как ни описывай мучения и страдания, выпавшие на долю таких детей, всё равно не передать всего горя, это нужно видеть своими глазами. А каково матери, которая живёт с открытой раной на сердце и переживает это: каждый день, ночь, месяц, год, 26 лет, видя, как её сын страдает. Информация о тяжёлых инвалидах проходят в СМИ очень редко, таких больных никто нигде не видит, они не гуляют на улицах, нетранспортабельны. Сами больные тоже никого не видят, кроме мамы и пару соседок в неделю, забежавших на 5 минут по делу.
 
Мы с сыном прописаны в селе, где нет условий для нормального проживания сына: нет элементарных удобств: газа, отопления, ванны, слива, туалета. Сын ходит под себя, нет даже возможности подмывать его, не говоря уже о купании. Купала Мишу на полу, стелила клеёнки и одеяла, постоянно простывал. Инвалиду 1 группы, проживать  там было невозможно. Мы вынуждены уже восемь лет снимать благоустроенную квартиру в городе Шацк, Рязанской области. Вся пенсия сына уходит на оплату съёмного жилья. Кормят нас практически соседи. На все мои обращения в администрацию, ответ один: жилья нет, и не будет.  Ничего не можем добиться, на все мои обращения к президенту, приходят пустые отписки. К нам приезжают корреспонденты, пишут про Мишу, с миру по нитке собираем на жильё и на лечение, но собрано очень мало. Этих денег не хватит. Очень вас просим,  не оставайтесь в стороне, сделайте, что в ваших силах, помогите нам с сыном. Миша постоянно нуждается в лекарствах, диетическом питании, пелёнках, простынках, в технике средствах реабилитации по уходу за инвалидом. Фонд купили Мише подъёмник, но, в чужой квартире мы не можем увеличить проёмы и убрать пороги, и подъёмник не проезжает в другую комнату и в ванну... и приходиться так же носить Мишу на руках. Это даже не представить, что такое носить сына все 26 лет на своих руках. Дай Бог, чтобы это кто то понял и осознал. Все адвокаты в голос сказали, что жильё не положено таким больным. Так как мы встали на очередь после 2005 года. Хоть бы какие спонсоры нашлись нам. Если б вы знали, как тяжело с таким больным сыном скитаться по чужим квартирам, мало того аренду за съём платим, ещё и коммунальные 100%, т. к тут не прописаны. Прокурор отказал нам в помощи, сказал, что не положена компенсация на жильё. Больно и страшно жить. Немецкие врачи берутся полностью обследовать Мишу,  и хоть как то облегчить его страдания и по специальному заказу сконструировать и изготовить специальную кресло каталку  с ортопедическим сиденьем, т. к. Миша может только лежать. Господи, как же это страшно, 26 лет жить в забвении. Все отпинывают нас, отписываются отказами, я не могу больше, сердце кровью обливается от безвыходности».

Саидова Наталья Викторовна - natatata45@mail.ru

Удорожание сигарет сокращает их потребление

Предвыборная платформа «Яблока» ставит в качестве одной из задач «доступность бесплатного здравоохранения при стандартизации бесплатных услуг». При этом очевидно, что чем более здоровыми будут граждане, тем больше возможностей будет иметь российская система здравоохранения. Одно из направлений улучшения здоровья граждан – отказ от курения.
 
Какие для этого есть инструменты? Прежде всего, существенное увеличение табачного акциза. Чем больше налог, тем дороже сигареты. Чем дороже сигареты, тем меньше потребление. Прежде всего, со стороны детей. Раз так, то создаётся препятствие для формирования зависимости в том возрасте, когда человек ещё не отдаёт себе отчёта в последствиях принимаемых решений.
 
И какое бы противодействие части наших соотечественников не вызывал рост табачного акциза, ответственная часть российского политического класса должна убедить людей, что это решение принимать необходимо. В интересах здоровья российских детей, с точки зрения нашего будущего. Дело, конечно, не должно ограничиться только ростом акциза.
 
Для скептиков, считающих, что рост цен на сигареты, не приведёт к сокращению их потребления, приведу свежие цифры по Японии. Японская табачная компания JTI (имеющая заводы и в России) сегодня сообщила, что по сравнению с сентябрём 2010 года продажи сигарет упали на 60%. О причине пишет Газета.ру: «Основная причина подобной тенденции – высокая цена на табачную продукцию в стране. За прошедший год под «налоговым давлением» японского правительства табачные компании были вынуждены несколько раз поднимать цены на сигареты. В результате средняя цена пачки сигарет подскочила примерно с $4 до $6».