Category: дети

Месть символу

Егор Жуков – символ нового поколения. Молодой, смелый, умный, энергичный, красивый. Идеалист. Во всем отличный от седых, вялых, старых правителей. Контраст.

Ему сейчас ломают жизнь. Власти. Как и его поколению, большая часть которого хочет уехать из страны. Скоро будут думать не о том, как уехать, а как убежать. Из-за того, что устроили здесь начальники, из-за превращения страны в воровской общак с бандитами на стороже.

Правители хотят сохранить для себя и своих детей украденную ими у россиян страну? Поэтому репрессии?

Нет. Это уже в прошлом. Проехали.

Они этого не смогут сделать. Их дети тоже.

Поражение наступит неизбежно. Начальники это чувствуют, понимают. Они видят, что страна уходит от них безвозвратно. С этим ничего нельзя поделать. И уйдет.

Поэтому то, что власти делают с Егором Жуковым, со всеми, кого они посадили по «московскому делу», -  это месть.

Мелкая, злобная месть гадины, на которую уже наступили, ее все равно раздавит ход истории.
Она извивается, уходя из жизни, умирая, стекленея глазами, впиваясь зубами во все живое, что видит вокруг – желая забрать на тот свет с собой как можно больше. Еще, еще! Обрызгать ядом, искусать всех, кто посмел счистить с себя воровскую слизь, кто благороден и мечтает о свободе. Как же так?! Вы будете жить, а я! Я! Я умру!


Наш Home Alone

Новые глубины заботы властей о детстве. А также об отцовстве и  материнстве.

Оставить двухлетнего ребенка в квартире одного, забрав его отца (журналиста Азара) в полицию – безусловная инновация.
Наши вежливые правители по-своему хорошо отметили и 15-ю годовщину трагедии в Беслане и «день знаний». С чувством заботы о подрастающем поколении.

И традицию соблюли –в сталинском государстве еще и не такое бывало. Там детей с родителями «врагов народа» запросто разлучали. Это было нормой.

Преемственность, однако. Освоение прошлого. Его творческое применение в новых условиях.

***

Интересно, найдут ли слова осуждения КПРФ, ДДПР, СР, за кандидатов которых граждан призывают голосовать 8 сентября в «умном голосовании», как, якобы, альтернативе ЕР? Сомневаюсь. А вот в ЯБЛОКЕ не сомневаюсь. 


Новости, которых нет

Где дети высшего российского начальства? Где дети путиных-шуваловых, медведевых-рогозиных, песковых-мединских?

Почему они не танцуют в «хромых лошадях»? Не плавают пароходами «булгария»? Не ходят в «зимние вишни»? Не ездят во взорванных вагонах питерского метро? Не живут в сгоревшем деревянном районе Ростова?

Отчего не идут они в наёмники, чтобы гореть в атаках сирийской войны? Не служат медсестрами «русского мира» в донецко-луганской мясорубке? Не тонут в «курсках»? Не пилотируют падающие под огнем российские штурмовики и вертолеты?

Как так получается, что мы никогда, за долгие годы правления В.В. Путина, при очередных трагических новостях, не услышали ни одной сановной фамилии?

Почему дети высшего российского начальства не являются жертвами той политики, которую проводят для нашей страны их отцы? Почему про их папаш и  родственников, вышедших на улицу после катастроф, другие, такие же, как они, сановные папаши не говорят, что «это была чёткая, спланированная акция, направленная на дискредитацию власти»?

Потому что высшее российское начальство, начиная с В.В. Путина с его секретной семьей, устроило себе, со своим семьями, особую, отделенную от обычных граждан социальной перегородкой сословных привилегий жизнь. Устроило за счет налогов обычных граждан, за счет доходов от собственности, которая формально принадлежит всем гражданам России.

Высшее начальство создало себе особый мир со своими поликлиниками, больницами, автомобилями, субсидиями на квартиры, «госкомпаниями». Не говоря уже об употреблении власти для личного обогащения.

Высшее российское начальство, с его бульдожьими челюстями «силовых структур», все больше пожирающее в России всё, независимое от него, и, в первую очередь, - экономику (см. в Телеграмм-канале СерпомПо статью о «Роснефти» и «Лукойле»)

Вы, граждане России – крепостные, а начальство России – аристократия.

Ваше дело, граждане, платить налоги, относить деньги в бизнесы, связанные с начальством и принимать всё, что начальство вам укажет,

За это вам, крепостные – дутая гордость за предков, торжество за великие победы над самими собой, хождение «бессмертными полками», зрелища олимпиад, чемпионатов и телевизор в каждый дом.

Дело аристократов из начальства – богатеть, сажать своих детей в руководство госкомпаний и держать вас, крепостных, в повиновении.

Вот такую страну, граждане, вы сами для себя создали. За весь прошлый век и за первые двадцать лет века нынешнего. И теперь ей гордитесь. Молодцы.

Поэтому в такой стране, как Россия, трагические новости всегда про вас, ваши семьи, ваших детей. И никогда вы не слышали и не услышите в этой стране трагических новостей про ваше начальство, семьи вашего начальство, детей вашего начальства.  Кто думает иначе – враг России. Начальство вам подтвердит. Всем своим пропагандным охвостьем.

Так будет с вами, граждане, всегда, пока вы не поймете, что вам всем – крепостному населению России, следует изменить сначала себя, перестроить свои головы, а затем и жизнь в стране, где плохие новости всегда только про вас, а не про тех, кто вами правят. У них есть всё, у вас же – пустая гордость, нищета и трагедии. Вы – никто. Исчезнувшая строчка в забытых трагических новостях. Заметенная песковской пургой.



*  Редакция  радиостанции «Эхо Москвы» без объяснения причин отказалась ставить эту заметку в мой блог на сайте радиостанции.

От Сталинграда к новой войне

Сказанное ниже адресовано, прежде всего,  российским родителям, отдающим своих детей в кадетские классы, любителям военных парадов на Красной площади, обожателям милитаризации нашей страны, сторонникам призывного рабства, взятия Крыма, войны с Украиной и подготовки войны с западными странами.

Другими словами – всем тем в России, кто не сделал никаких выводов для себя и своих семей из Второй мировой войны. Кто привык только «чтить» и «праздновать». А теперь ещё и ходить «бессмертными полками». Кто слеп и не видит, куда катится наша Россия – к новой войне.

Главное содержание Второй мировой не победы и военные операции, не Жуков на коне и «маршалы победы», не взятие Берлина, а иное - человеческая трагедия огромного масштаба.

В этом и есть главный урок для современной России.

Это же касается и Сталинградского сражения. В годовщину которого российское начальство собирает подневольные митинги и ставит детей цифрой «75» в снег на колени.

Вот, что такое Сталинградское сражение.

Воспоминания очевидцев:

«Ночью на баржах и через переправу на левый берег реки бегут люди из города. А наутро после очередной бомбёжки в реке плавают трупы солдат и гражданских, сумки, чемоданы и личные вещи людей».

«По рассказам бабушки, ушлые люди за углом на улице иногда предлагали "говяжьи" котлеты, но она всегда делала странное лицо, когда говорила об этом, и намекала на мясо человеческих трупов. В городе к осени исчезли все виды домашних животных».

«В дни бомбёжек мы не вылезали из бомбоубежища - подвала в нашем доме, который всегда был битком набит детьми, ранеными военными и больными местными жителями. Среди раненых я часто видел знакомых мне детей по детскому саду. Они лежали на полках с забинтованными руками, ногами или окровавленными повязками на голове».

«Растерянные, они побежали в сторону СТЗ, который, по слухам, немцы ещё не взяли. Как пишет сестра, по дороге везде валялись окровавленные трупы красноармейцев и немецких солдат с оторванными ногами и руками».

А здесь можно прочитать об итогах Сталинградского сражения:

«Город был целиком разрушен. Погибли около 185 тысяч гражданских жителей, не успевших эвакуироваться и угодивших в мясорубку».

«Безвозвратные советские потери составили, по официальным данным, 478 741 человек, Германии и ее союзников - примерно 304 тысячи человек».

***

Завершились подневольные митинги. Дети встали с колен, рассыпалась цифра «75». Начальство повернулось спиной к полукруглой дате Сталинграда. Впереди у него организация нового торжества – годовщины Курской битвы. Трупный запах второго мирового побоища остался далеко позади. Он не мешает праздновать.

За немками

Эту страну нужно изменить от корней и до макушек – «не то это вовсе, не то и не та» - пел Высоцкий.

Итог бездумных, милитаристских празднований 9-го мая, в покрытой плесенью советчины, опозоренной войной с Украиной и реваншизмом, растлённой ненавистью стране, хорошо видны вот на этих фото, взятых с прошлогодних торжеств. Как будет в этом году? Опять то же самое?

Вот они – нанесенные на авто лозунги тостуемой прошлогодней, юбилейной победы!
«Пятигорск едет за немками», «На Берлин за немками», «За немками», «Мой дед жену Гитлера ипал», «Везу немца на расстрел».

А вот как это выглядело семь десятилетий назад по воспоминаниям Л.Н. Рабичева, старшего лейтенанта запаса – кавалера двух орденов Отечественной войны, ордена Красной Звезды, награжденного медалями.

Вот картинка «Пятигорск едет за немками».



И мы съездим в историю. Поехали! Стоп. Вот иллюстрация – убирайте детей от экранов:

«.. заходим в дом. Три больших комнаты, две мертвые женщины и три мертвые девочки, юбки у всех задраны, а между ног донышками наружу торчат пустые винные бутылки. Я иду вдоль стены дома, вторая дверь, коридор, дверь и еще две смежные комнаты, на каждой из кроватей, а их три, лежат мертвые женщины с раздвинутыми ногами и бутылками.

Ну предположим, всех изнасиловали и застрелили. Подушки залиты кровью. Но откуда это садистское желание — воткнуть бутылки? Наша пехота, наши танкисты, деревенские и городские ребята, у всех на Родине семьи, матери, сестры».

Я понимаю — убил в бою, если ты не убьешь, тебя убьют. После первого убийства шок, у одного озноб, у другого рвота. Но здесь какая-то ужасная садистская игра, что-то вроде соревнования: кто больше бутылок воткнет, и ведь это в каждом доме. Нет, не мы, не армейские связисты. Это пехотинцы, танкисты, минометчики. Они первые входили в дома».

Что, пятигорцы, потускнели? Побелели лицами? Не ждали, что так это выглядит? Но мы ещё не доехали.



Садимся рядом с водителем авто «Мой дед жену Гитлера ипал» и мчимся дальше по историческим военным дорогам. Новая остановка, Восточная Пруссия, февраль 1945-го:

«Да, это было пять месяцев назад, когда войска наши в Восточной Пруссии настигли эвакуирующееся из Гольдапа, Инстербурга и других оставляемых немецкой армией городов гражданское население. На повозках и машинах, пешком старики, женщины, дети, большие патриархальные семьи медленно по всем дорогам и магистралям страны уходили на запад.

Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали их, чтобы освободить путь, посбрасывали в кюветы на обочинах шоссе их повозки с мебелью, саквояжами, чемоданами, лошадьми, оттеснили в сторону стариков и детей и, позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек.

Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами.

Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует — нет, скорее, регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали. Нет, не круговая порука, и вовсе не месть проклятым оккупантам — этот адский смертельный групповой секс.

Вседозволенность, безнаказанность, обезличенность и жестокая логика обезумевшей толпы. Потрясенный, я сидел в кабине полуторки, шофер мой Демидов стоял в очереди, а мне мерещился Карфаген Флобера, и я понимал, что война далеко не все спишет. А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков.

— Кончай! По машинам!

А сзади уже следующее подразделение. И опять остановка, и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди, а телефонисточки мои давятся от хохота, а у меня тошнота подступает к горлу. До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей.

Шоссе освобождается для движения. Темнеет. Слева и справа немецкие фольварки.

Получаем команду расположиться на ночлег. Это часть штаба нашей армии: командующий артиллерии, ПВО, политотдел. Мне и моему взводу управления достается фольварк в двух километрах от шоссе. Во всех комнатах трупы детей, стариков и изнасилованных и застреленных женщин. Мы так устали, что, не обращая на них внимания, ложимся на пол между ними и засыпаем».


История – не наука о прошлом. Это – наука о будущем. Стремление понять прошлое имеет практическую задачу – какую цель поставить на будущее и, следовательно, как жить сегодня. Само по себе прошлое не имеет смысла.

Какие выводы вы, граждане России, сделали из Второй мировой?

Вы поняли, что реваншизм до добра не доведет? Если «да», то зачем тогда многие из вас били в ладоши аншлюсу Крыма или равнодушно молчали? Вы не понимаете, куда ведёт вас начальство?

Вы поняли, что Вторая мировая – прежде всего и целиком человеческая катастрофа, на фоне которой пилотки, звезды, знамена значения не имеют? Если поняли, то почему некоторые из вас рисуют «за немками», а другие радуются милитаристским парадам?

Вы поняли, что война не должна повторится? Что России нельзя воевать, что убивать в случае войны будут вас и ваших детей, но не начальство? Тогда почему вы равнодушны к пожирающей ваше настоящее и будущее милитаризации страны?

Куда вы катитесь, граждане вместе со своим начальством? Подумайте об этом.

Внук Молотова-Риббентропа и «продажа детей»

Вчера на канале «Культура» третий вечер с В.И. Уборевич. Во второй программе она упомянула о том, что В.М. Молотов в октябре 1941 года подписал приказ о расстреле жён врагов народа, в том числе её матери. Ранее молотовский «Хозяин» расстрелял у В.И. Уборевич отца. И осталась девушка сиротой.

Подписывал В.М. Молотов этот приказ или нет, мне неизвестно. Но прозвучавшая фамилия всковырнула в памяти волдырь одного молотовского потомка. Вспомнился мне невысокий, розовощёкий с водянистыми глазами человечек, г-н Никонов – «политолог» и «законодатель», внук В.М. Молотова, остроумно прозванный в 1-й Госдуме «внук Молотова-Риббентропа».

Г-н Никонов - один из главных ответственных за принятие «закона подлецов», автор идеи назвать закон именем Димы Яковлева, возможно, кандидат на включение в «список Магнитского». Г-н внук, видимо, готов следовать давней семейной традиции заботы о детях. Он не только голосовал за «закон подлецов», но и поработал «окнами ТАСС» и рупором Кремля. Так сказать, печатал и слал сводки «от едроссовского информбюро» равнодушной к нему стране.

Что в этих сводках сообщалось? Традиционную семейную демагогию г-на внука оставлю в стороне. Вступать в полемику с приказными ни к чему – им, какую матрёшку очередной Хозяин даст, такую они и несут дальше, только узорами разными её разрисовывают.

Ограничусь лишь экономикой. И только для понимания гражданами одного существенного вопроса. Оттолкнёмся от берега пропаганды. Ваше слово, товарищ МР: «Мы стали частью всемирного рынка торговли детьми», «фактическая торговля детьми»,  «продажа своих детей за рубеж».

«Рынок», «продажа» и «торговля» здесь используются как уничижительные термины. Они предстают как нечто плохое, грязное, подлое, альтернатива лишённому расчёта никоновско-молотовскому великодушию.

Но рынок есть вещь нейтральная – удобный инструмент, произвольно возникающий механизм для координации людьми своих интересов, где каждый стремится получить пользу.

Допустим, семья, желающая усыновить (удочерить) ребёнка и вступающая в отношение с социальной службой и без посредства денег участвует в рыночных отношениях. Если какое-то благо отдаётся без денег (без «продажи»), то из этого вовсе не следует, что здесь нет обмена, что тот, кто это благо отдал, не получает от сделки полезного эффекта. Не говоря уже о том, кто благо получил.

Итак, рынок работает во многих случаях, в том числе и при усыновлении детей. А что же деньги?

Они имеют значение совсем не только при международном усыновлении (удочерении). И это г-дам пропагандистам казённой заботы о детях, демонстрирует их собственное правительство. Вот последняя инициатива российских властей – они предполагает выплату единовременной компенсации  в 100 тысяч рублей тем родителям, которые примут решение об усыновлении ребёнка с ограниченными возможностями, детей-сирот, являющихся братьями и сёстрами, а также усыновителям детей 7 лет и старше.

Можно спорить о том, достаточны будут эти меры или нет, но то, что они имеют целью повысить спрос на детей, отрицать невозможно. И стимулируется этот спрос именно деньгами. Фактически, путинские власти предлагают рыночную меру, которая вслед за ростом спроса приведёт к росту предложения детей. Здравствуй, рынок.

А что со «всемирным рынком»? В общем случае точно так же, как и с любым другим. Он, конечно, имеет свои особенности. Во многом одни и те же в «национальном», и «международном» случае. Но и только.

Экономика может показаться бездушной дисциплиной. Но она не более бездушна, чем медицина. Запретить части людей усыновлять (удочерять) детей-сирот это совсем не отмена «всемирного рынка», ликвидация «продажи» и уничтожение «торговли».

Это, во-первых, ликвидация части легального рынка, а во-вторых, сокращение спроса на той части рынка, которая осталась легальной. И, собственно, подкачка денежного спроса, которая предлагается российским правительством, и есть ответ на предшествующее его сокращение волевым решением.

Но «бесплатных обедов» в экономике не бывает – увеличивая затраты здесь, тем самым сокращают такой же объём затрат на другие социальные меры. Чем, к примеру, скажите, проблема детей-сирот острее проблемы лечения детей с тяжёлыми заболеваниями? Или, допустим, строительства детских хосписов, на котором настаивает «ЯБЛОКО»?

Этими вопросами властители не задаются, они неудачно огрызнулись «законом подлецов» в тяжёлой битве за своё право ездить по Европе, столкнулись с морем гражданского возмущения и, попав впросак, хотят заплатить из общественного кармана за то, чтобы общество от них отстало с этими опостылевшими властям детьми-сиротами. Тоже, между прочим рынок.



Путинская «любовь к детям» внуку Молотова-Риббентропа передана по дедовской и государственной линиям

Памятник Рошалю с дудкой

Бессовестность продолжается. Политдоктор г-н Рошаль, начирикал в твиттере, предложил поставить в Москве «народный памятник Диме Яковлеву», добавив на своём неуклюжем языке мистическое, - что то ли памятник, то ли погибший ребёнок, «спасает у нас безродительских детей».

У меня другая идея. Предлагаю не народу, а чиновникам за свой счёт поставить в Москве памятник г-ну Рошалю и тем бывшим представителям русской интеллигенции, которые променяли общественное служение на близость к власти. У ног г-на Рошаля в вольных позах могли бы разместиться некоторые театральные режиссёры, актёры, представители «науки», мирно  беседующие с коммерческими и чекистскими музами.

Установить этот памятник следует где-нибудь поблизости от общественного туалета. А лучше внутри. Ему там самое место.  

Можно представить возможные отговорки – сотрудничая с г-ном Путиным и его приказными, мы помогаем детям. Да, конечно, не всем мы можем помочь. Но это лучше, чем ничего. Иной подход – максимализм, исторически свойственный русской интеллигенции.

У меня для таких людей есть ответ – система использует вас для прикрытия воровства возможностей у гораздо большего числа детей. Вы соучастники обмана и роль ваша недостойна. Платят вам именно за это. Дают за вашу клоунаду десятки миллионов рублей, забирают у общества сотни миллиардов. Если вы этого не понимаете, то вы – глупцы, если понимаете – циники.

Добавлю несколько замечаний лично о г-не Рошале. Пусть благодарность ему воздадут те, кому он помог. Вероятно, такие люди есть. Я же много лет созерцаю циничные выходы г-на Рошаля на публику, защиту г-на Путина и всей его системы и никакой благодарностью по отношению к нему не связан.

Мне этот человек с бегающими глазами с самого начала казался «себе на уме», не внушал доверия, представлялся скользким, двусмысленным, лицемерным, прикосновения его рук к пациентам,  тиражируемые телевизором, вызывали почти физическое отвращение. Его неизменные белый халат, стетоскоп и чемоданчик напоминали театральные реквизиты, взятые в прокате. Это был кто угодно, но только не детский доктор в моём представлении.

Рассказывают, что в новогоднюю ночь на канале «Культура» у «маэстро Спивакова»,  при исполнении, полагаю,  Galoppin, Polka schnell Josef’а Strauß’а, в оркестре сидел всё более превращающийся в попсовый персонаж, г-н Рошаль и подыгрывал то ли на трещотке, то ли на дудке.

Трудно найти более яркий образ для лицемеров, покинувших великий орден русской интеллигенции и натуру для памятника служителю бессовестной власти.