Category: армия

Призывной ад Шойгу

Превращенный российской призывной армией в убийцу Рамиль Шамсутдинов пишет в открытом письме:

«Я не скрывался от Армии, хотел защищать Родину, после службы хотел связать свою жизнь с Армией. Не ожидал, что попаду в такой Ад. Бежать и жаловаться было некуда».

Обратите внимание – слово «армия» написано с заглавной буквы. Как и слово «ад», в который был ввергнут Рамиль Шамсутдинов призывной армией Путина-Шойгу.

Со дня массового убийства в военной части в Забайкалье прошло больше двух месяцев, но ни Путин, ни Шойгу так и не объявили стране, какие выводы сделаны из трагедии, какие меры приняты, чтобы не допустить повторения случаев издевательства над людьми в российской армии.

Шойгу не принес публичных извинений, не взял обратно своих слов из интервью, в котором он за месяц до трагедии объявил, что «сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины».

В этом и есть главная опасность для общества – безнаказанность властей. Что бы ни случилось по твоей вине во вверенной тебе армии и стране, ты заранее знаешь, что не понесешь ответственности.

У страны есть все возможности, в том числе и финансовые, чтобы сделать армию полностью контрактной. Тем более сейчас, когда больше половины армии комплектуется по контракту. Но этот давно назревший шаг власти не желают сделать. Потому что над головой у них не «капает».

Все, кто поддерживает эти власти или равнодушен к тому, что они творят, должны понимать, что пока есть призывная армия, их дети и внуки находятся в хоне риска. Она создана безответственным российским руководством. Сами они в призывной армии не служили. Их дети и внуки там тоже служить не будут. Они будут, как внук слесаря-генерала Золотова, учиться в Оксфорде, а вы откупайтесь от армии или рискуйте тем, что вас там искалечат или убьют.

В новый год со старой дедовщиной

В уходящем году министр обороны Шойгу врал, что неуставных отношений в армии больше нет. И даже не соизволил взять свои слова обратно, когда общество потрясли шокирующие факты преступлений против личности во вверенной Шойгу армии.

На Новый год наш полный генерал, ни дня не служивший в армии по призыву, может положить под елку очередные подробности из расследования дела солдата срочной службы Рамиля Шамсутдинова, устроившего расстрел в забайкальской воинской части.

Обвиняемый по делу о «внеуставных отношениях» в части, где служил Рамиль Шамсутлинов, признал свою вину. Теперь дело будет рассматриваться в ускоренном порядке. Кроме того, Следственный комитет проводит доследственную проверку сообщений о вымогательстве у Шамсутдинова и хищении средств с его зарплатной карты.

Даже предположение, что в армии при Шойгу могут грабить солдат-срочников, отнимая у них деньги, красноречиво говорит о состоянии дел. Российская армия – глубоко больной организм, пораженный коррупцией, насильем, враньем.
 

Главная военная прокуратура заявила о росте в 2019 году преступлений насильственного характера в армии – со стороны командиров в отношении подчиненных.  Более 100 пострадавших за год. Разумеется, это лишь случаи, о которых известно Главной военной прокуратуре. Сколько преступлений офицеров-насильников в отношении солдат не вышло на поверхность, остается только догадываться.

Ликвидация призывной армии, ее замена контрактной, и увольнение из армии Шойгу, увешанного наградами, словно рождественская елка, – вот что хотелось бы пожелать россиянам в наступающем 2020 году.

Оправданий нападению нет

Ничто не может быть оправданием для нападения на приемную ФСБ в Москве. Это – преступление.

Согражданам, недовольным политикой властей, не стоит выражать сочувствия тем, кто применяет оружие против органов власти. Ни явного, ни скрытого.

Мы должны исходить их того, что любое применение оружия в нашей стране, любой переход к силовым методам – преступление.

Ни к чему позитивному ответ насилием на насилие привести не может. От такого развития событий пострадают все. Победителей не будет. И людям, и стране от этого будет хуже, чем сегодня.

Как бы незаконно ни поступали власти, методы изменения положения дел в стране должны быть только мирными, правовыми. Власть должны меняться на выборах, все противоречия должны разрешаться путем диалога.

Выражаю искренние соболезнования пострадавшим сотрудникам силовых структур, их родным и близким.

Власти должно максимально быстро провести расследование нападения, выяснив мотивы преступления, честно рассказать обществу о результатах.

Суд над армией Шойгу

Министр обороны Шойгу утверждал 22 сентября 2019 года в интервью газете «Московский комсомолец»:

«Сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины. Есть, конечно, случаи бытового и казарменного хулиганства. При наличии большого желания эти случаи можно поднять на щит и носить по всем сценическим и митинговым площадкам».

Теперь есть судебное решение, которое эти слова Шойгу опровергает. И доказывает еще раз, что государство, забирая детей насильно в призывную армию, не в состоянии гарантировать в мирное время их безопасность, защиту от офицеров-садистов.

В конце марта 2019 года проходивший срочную службу в Уссурийском крае 18-летний Станислав Кузема из Магнитогорска был найден повешенным в лесу со следами побоев.

Только что Уссурийский гарнизонный военный суд приговорил старшего лейтенанта Евгения Хомякова к 6.5 годам колонии за доведение Станислава Куземы до самоубийства. Хомяков постоянно избивал солдат. В одном случае офицер-садист нанес солдату «удар ногой, обутой в ботинок, в область живота, а также не менее трех ударов ладонью в область лица». По показаниям сослуживцев, Хомяков избивал Кузему и угрожал юноше. Все закончилось трагедией.

Станислав Кузема, насильно забритый в призывную армию, был этой армией уничтожен – морально и физически.

Слова министра Шойгу не стоят ничего. Он либо не владеет информацией, либо лжет. Кроме того, Шойгу не несет никакой личной ответственности за трагедии в армии.

В его армии в марте человека довели до самоубийства, показав неспособность Шойгу контролировать происходящее в войсках.  А он стране в сентябре рассказывает, что «нет почвы для дедовщины».

Ликвидация призывной армии – единственное разумное решение.



На фото: убитый российской призывной армией Станислав Кузема

«Корабли постоят и ложатся на курс …»

Туманный ноябрьский день. Тишина. Спокойствие. Море темное, осеннее. Ветер лениво, легкими порывами гладит белые кудри пены на мелких волнах.

Захваченные год назад нашими погранцами, с матюками и пальбой, украинские военные катера вышли в море. Взяли курс из плена на Родину. Домой. Флаги вверх.

Будни. Мало кому интересные частности.

И Крым когда-нибудь тихо отчалит. Когда окончательно спадет с нашей российской сковородки военный нагар, копоть ненависти. Да и Украина поднимется.

Так будет. Осенним спокойным днем. Или майским, победным, весенним.

«Уходит дымный контур Аю-Дага / Остались позади осенние поля …»

Все это примут со спокойствием. Как должное, неизбежное.

Падение

Как только общество получает возможность взглянуть на положение дел в армии, на состояние технических разработок для вооруженных сил, сразу возникает впечатление обмана, надувательства.

В Рязанской области рухнул однотонный военный беспилотник «Орион». Рядом с жилым домом. Слава Богу, что не случилось трагедии, люди не пострадали. Минобороны предполагало, что этот упавший Икар будет таскать авиабомбы.

И все так. Везде неприглядная картина. Как только у Минобороны нет возможности все отрицать.

В армии по-прежнему преступная «дедовщина» и никто не собирается ликвидировать преступный призыв.  Ракета с ядерным двигателем взрывается, люди гибнут. «Адмирал Кузнецов» героически топит самолеты в ненужном походе в Сирию, а затем, вернувшись на Родину, героически пускает на дно плавучий док. И сам, конечно, не без ущерба. А как вы хотели? На войне, как на войне!

Смотришь на подобное, и приходишь к выводу, что вся российская парадная оборона напоказ – это пропагандная пыль.

Впрочем, разве дело обстоит плохо только в армии? В экономике, международной политике, науке. Везде все одинаково.

Противник может быть спокоен.


 

Обнаглевшее Министерство обороны

Министерство обороны назвало ложью сообщение о том, что причиной массового убийства а военной части Забайкалья стала угроза насилия солдату-срочнику.

Но сам-то факт массового убийства ложью точно не является. Этого даже Минообороны не смеет отрицать. Как оно обычно отрицает все, что ему не хочется признавать – начиная со сбитого «Боинга» и кончая ударами авиации по сирийской больнице. По своей наглой, развязной, агрессивной, хамской манере вести себя, Минообороны может равняться только с лавровским МИДом. Там сидят такие же.  

Раз так, то почему Минобороны молчит, что сделано его руководством для того, чтобы подобные трагедии не повторялись? Какие гарантии Путин и Шойгу могут дать гражданам, чьих детей они насильно забрали в армию, где убивают? Почему после забайкальской бойни родители должны по-прежнему отдавать детей Минобороны? Кто из высших чинов понес ответственность за массовое убийство в Забайкалье? И какую именно ответственность?

Общество, журналисты могут ошибаться. Но учитываю дикость произошедшего в воинской части, Минообороны следует придержать язык за зубами и не бросаться такими словами, как «ложь». Оставьте этот свой нахрап. Не надо наглых агрессивных заявлений – вы виновны. И должны вести себя как виновные. Вне зависимости от того, что толкнуло человека взять в руки оружие и совершить массовое убийство.

Минообороны поступает так, что очевидно – главная цель военных затянуть следствие, снизив градус напряжения в обществе, снять с себя ответственность, считать произошедшее единичным случаем, не видеть в случившемся системы, которую следует изменить. Немедленно ликвидировав призывную армию и демобилизовав всех, кто был в нее насильно призван. 

Все отрицать

«Министерство» обороны отрицает».

Эта фраза, пожалуй, относится к любой негативной новости о деятельности российских военных. Отрицается любой негатив. С порога.

То же относится и к отрицанию Минобороны нервного срыва у солдат в забайкальской части, где на днях произошло массовое убийство.

Такого рода постоянное отрицание Минообороны возможно только в условиях, когда это ведомство бесконтрольно со стороны общества – бюджет в большой части секретный, парламент не имеет контрольных функций (да и парламентом не является), доступ прессы ограничен.

Более того, непонятно, сам-то Путин Минообороны как-то контролирует? Способен реагировать на то, что там происходит?

Только что имела место еще одна смерть призывника – теперь в Козельске. И что? Где реакция?
Правильным решением после этих трагедий было бы немедленно ликвидировать призывную армию, а всех имеющихся в армии призывников демобилизовать. Но так мог бы поступить глава государства от партии ЯБЛОКО, не Путин.

Но, во всяком случае, глава государства должен был бы назначить тотальную проверку в войсках с участием «Комитета солдатских матерей», правозащитников, общественности. Он мог бы создать совместные с Минобороны комиссии, которые дошли бы до каждой воинской части, опросили военнослужащих на предмет «неуставных отношений», составили по итогам инспекций доклад.

Это нужно сделать быстро.

Но Путин молчит. Песков сообщает, что Путин не будет комментировать трагедию в Забайкалье. О том, чтобы Шойгу был сделан публичный выговор со стороны Путина, не слышно.

Если так, то даже при том положении, что виновные в том, что случилось в Забайкалье и Козельске будут установлены и наказаны, нет гарантии, что «неуставные отношения» не проявят себя в других подразделениях российской армии. 

Ликвидация

Очередная трагедия в российской армии – солдат, взятый в армию насильно, служивший срочную службу в Забайкалье, убил восьмерых военных, в том числе других солдат-срочников.

Ответственность за эту трагеди. несут Министерства обороны и лично министр Шойгу – сторонник сохранения призыва в армию. Заметим, что сам Шойгу срочную службу не служил.

Армия не может гарантировать людям, взятым служить насильно, жизнь и здоровье. Речь идет о мирном, не военном времени.

Если это так, то призыв в армию должен быть немедленно отменен, а все, призванные на службу насильно, должны быть возвращены домой.

Армия должна быть полностью контрактной. Тот, кто хочет служить в российской армии, должен понимать все риски, которые с этим связаны. Включая риск быть убитым сослуживцем в мирное время.

Призывать силой людей в армию, где происходят трагедии, подобные забайкальской больше нельзя. Тянуть с ликвидацией призыва в армию не следует.

Что же касается министра Шойгу, то он после трагедии в Забайкалье должен быть уволен со своего поста, а состояние дел в армии должен быть изучено открытым расследованием независимой от Минообороны общественной комиссией. А то хорошо устроились – сочинять парадные интервью для Шойгу, да рисовать красивые картинки. Забайкальская трагедия все поставила на свои места, показав, что на самом деле творится в российской армии. Пора снимать погоны и сдавать ордена.


 

С тупым упрямством

Отнятые у россиян пенсии – на оружие для Абхазии.

Если угодно, то это смысл подписанного Путиным распоряжения о модернизации вооруженных сил Абхазии.

Одновременно, это демонстрация государственной глупости.

10 лет, прошедших со дня признания властями России независимости Абхазии показали, что как самостоятельное государство Абхазия существовать не может. Нет признания в мире. Нет возможности самостоятельно развиваться. Только при поддержке России.

И каковы здесь перспективы?

Те же самые, что и в предшествующих 10 лет. Никаких.

Разумнее не тратить деньги на вооружение Абхазии, для которой военной угрозы со стороны Грузии нет. Достаточно российских гарантий безопасности.

Правильно было бы отказаться от признания независимости и способствовать мирной интеграции Абхазии (а для начала – Южной Осетии) в состав Грузии.

Это было бы рациональной стратегией для России.

Но нет – руководство России с тупым упрямством продолжает играть заведомо проигранную партию. Стратегически проигранную.

Нет слабости в том, чтобы признать ошибку. Но наши руководители этого не понимают.