aleks_melnikov (aleks_melnikov) wrote,
aleks_melnikov
aleks_melnikov

Улицы детства

Армену Сумбатовичу Гаспаряну в день его рождения

Мы бредём во сне по московским улицам детства, располневшим от жары, прикрытым тенью молчащих деревьев. Ветер, соскользнув с листвы, просеивает наши волосы, разбрызгивая под мягко ступающими ногами солнечные пятнышки.

Он доносит жар и запах пылающего асфальта: «Сюда, ко мне. Я приму вас в африканскую пустыню. Присядьте на колени, потрите мои раскалённые серые чешуйки, прислоните ладони к щекам. Я - ящер, прикрывший чёрно-серым панцирем безразличную ко всему истоптанную городскую землю». Мы делаем то, о чём нас просят, долго сидим, вбирая ток тепла. Наконец, медленно поднимаемся, породнённые с ожившим асфальтом и,  наслаждаясь, погружаем горящие ботинки с сопящими шнурками в это марево, несущее нас мимо разбросанной стройки справа и равнодушного забора слева вперёд и вперёд, по молчащим улицам. Ящер везёт нас на хребте, осторожно поводя по впадающим переулкам прикрытыми каменными веками глазами.

Но всё тихо, машины разъехались по давно закрытым, потерявшимся во времени учреждениям и заводам. Со строгими вывесками у лестниц, зелёными цифрами электронных часов в вестибюльной прохладе, потёртыми деревянными столами вахтёров и сердито стукающими на первом этаже металлическими лифтами, непременно с пружинящим лязгом под ногами, впускающими нас в покрытое серо-покрашенной сеткой недоверчивое нутро. Кто не проводил рукой по её пыльным рёбрам, остановившись на верхнем этаже и разбросав по краям разболтанные дверцы?

Вздрогнув, мы быстро сбегаем вниз не остывшими ещё ногами по холоду каменных ступеней и коричневые перила, словно победные векторы на чёрной классной доске, стремительно ведут нас от пролёта к пролету, выталкивая, наконец, во взорвавшийся светом и жаром солнечный пузырь перед входом. Серый друг под ногами словно принюхивается, замер и не двигается. Ждёт, пока мы согреемся, оглушённые зимним холодом, спрятавшимся в глубинах каменных зданий, шевелящим в подвалах ледяными щупальцами спрута.

И снова неторопливый караванный ход на спине живого существа, мерный и сроднённый с бессчётными караванами, бредущими по владениям Тимура. Времена перепутались, переплелись разноцветными нитями азиатского ковра и удивлённый взгляд видит то плывущих в пустыне верблюдов, то горящие на Солнце сахарные мраморы покинутого сиракузского театра.

Ящер тихо упирается носом в причал белой стены. Это школа. Двери заперты. Стёкла равнодушно блестят. Внутри ни звука. Не войти. Садимся на ступенях. Спиной к зданию. У ног моргает родное серое существо. Голова у нас на коленях. Глаза прикрыты. Мы греемся его теплом, не знающей возвращения в прошлое летней дорогой.              

Subscribe

  • Сделайте выводы и только за Явлинского

    Лихо идет дело в стране после марта 2018-го. Бричка всё быстрее катится под горку, попадая в ямы и взлетая на кочках. Пассажиры ничем не…

  • Отмените избрание Путина

    Центризбирком рекомендует отменить результаты «выборов» главы региона в Приморское крае. Если судить по чудовищной картине,…

  • Начало конца

    В российской политике, в российском обществе началось большое движение. Значение того, что сделал Путин со своей пенсионной реформой, выходит…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments