aleks_melnikov (aleks_melnikov) wrote,
aleks_melnikov
aleks_melnikov

Category:

Война: в плену, в партизанах, в действующей армии

Московское издательство «Канон+» только что выпустило тиражом 800 экземпляров небольшую книгу воспоминаний Аркадия Михайловича Глазунова «Война: в плену, в партизанах, в действующей армии».

Это простое повествование солдата, богатое интересными деталями. Приведу некоторые из них.

Вот, например, рассказ автора о побеге из плена летом 1941 года из района Минска вместе с другим военнопленным, Беляковым, в котором говорится о том, что думал этот человек о немецкой послевоенной политике. Соответственно, можно сделать вывод о том, как он относился к политике коммунистической власти: «Стемнело, вышла полная луна. Все равно решили бежать. Первым полз Николай Пресняков, я полз за ним, а последним Беляков. Подползли близко к проволоке, видим, идет часовой, прижались к земле. Часовой прошел, нас не заметил. Мы подползли с Пресняковым почти вместе. Я поднял нижнюю проволоку, Пресняков прополз под нее, потом он мне подержал, я тоже пролез, а Белякова не видно. Я ждал минуту или две – его не было. Надо было уходить до прихода часового. Я думаю, он вернулся назад. Он раньше говорил, что война скоро кончится, немцы всех отпустят домой, колхозы распустят, а он станет фермером». (стр. 21-22).    

А вот ещё один рассказ, как местные жители выдали бежавших военнопленных немцам (следует заметить, что в других местах помогали), рассматривая последних как силу, поддерживающих порядок на оккупированной территории: «Я пошел опять на восток. Встретил еще одного попутчика. Он сказал, что его дом где-то около города Вязьмы, и когда мы дойдем туда, он меня на какое-то время пустит пожить. Мы с ним прошли южнее Смоленска, перешли железную дорогу Смоленск-Сузхиничи, где-то около станции Глинка. Километрах в 15 или 20 от станции мы зашли в одну деревню ночевать. Вечером прошли всю деревню, никто куска хлебы не дал. У меня был кусок хозяйственного мыла, я его подобрал где-то в разбитой школе. Мы обменяли это мыло на кринку молока и два кусочка хлеба. Поужинали и пошли ночевать в колхозный сарай с сеном, который стоял метрах в 100 от края деревни. В сарае встретили еще двоих таких же, как мы, бродяг.

Только закопались в сено, слышим, мимо сарая едут мотоциклы. Выглянули в щели, видим, мотоциклы с колясками и немцы, вооружённые автоматами, всего мотоциклов штук 10. Немцы доехали до деревни и остановились. К ним вышли местные жители, что-то им говорят, показывают на сарай, где мы сидим, и потом они всей толпой идут к нашему сараю. У сарая одна дверь, и она выходит в сторону деревни. Мы спрятались под сено, а немцы окружили наш сарай, стреляют. Мужики нам кричат, чтобы мы выходили, а мы ещё дальше в сено закапываемся. Но все же пришлось нам выходить, нас окружили немцы и деревенские жители. Один из деревенских говорит про нас, что мы «не те». Оказывается в этой деревне до нас дней 5 жили такие же, как мы, бродяги, их в деревне никто не кормил, и они взяли на колхозной свиноферме одного поросенка и забили его на мясо, а колхозники, заявили об этом немцам. Те люди съели поросенка и ушли из этой деревни, а мы как раз туда пришли». (стр. 32-34).  

Вот автор рассказывает о судьбе одного из колхозов: «Где-то на границе между Могилевской и Смоленской областями мы нанялись работать к одному хозяину. В этой деревне колхоз распустили, землю поделили, имущество колхоза тоже поделили или растащили, и этому хозяину нужны были работники. Кормил хозяин нас хорошо: суп с мясом, каша с маслом» (стр.30). Правда в другом месте была другая картина: «В одной глухой деревне, где-то в стороне от больших дорог мы нанялись работать в колхоз (в той деревне колхоз не распустили). Кроме нас, в той деревне работало еще человек 8 бывших наших солдат. Мы мололи рожь и другие зерновые культуры. Молотили конной молотилкой. Наша задача была скирдовать  солому, возить зерно на склад. Жили мы с месяц у местных крестьян в разных домах .Потом нам выделили отдельный пустующий дом. Двое или трое из наших ребят нашли одиноких вдов и жили у них, как говорили, «в зятьях» (стр. 48-49).

Между прочим, в том партизанском отряде («Смерть фашизму»), в котором оказался автор, воевал и немецкий перебежчик Фриц Шменкель. Вот рассказ А.М. Глазунова о том, как Шменкель попал в отряд: «Вот в это время наши разведчики нашли в одной деревне немца без оружия, который ушел из своей части и скрывался у местных жителей. Его привезли в наш отряд. Русского языка он не знал. С трудом поняли, что он немецкий комсомолец и не хочет воевать против Советской России. Звали его Фриц Шменкель, до войны он жил в Германии около города Штетин. Этого немца оставили в отряде и направили в наше отделение. Конечно, сначала было определенное недоверие, но потом к нему привыкли и даже подружились с ним. Он довольно быстро изучал русский язык, и месяца через два-три уже разговаривал по-русски» (стр. 68-69).

В Москве книгу можно купить в магазине «Циолковский».  
Tags: Вторая мировая война, Глазунов
Subscribe

  • Друзья встретятся на войне

    Дружба Путина и Эрдогана переходит в интересное состояние. События развиваются быстро. 20 декабря анонимный «источник в лицемерном…

  • Прощай, Крым!

    До выборов Президента Украины осталась неделя. Как вернуть аннексированный Россией Крым – один из вопросов избирательной кампании. Один…

  • Пересмотреть итоги Второй мировой

    Отношение лицемерных российских властей к «итогам Второй мировой» сравнимо с религиозным экстазом. Они постоянно, к месту и не к месту…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments