April 5th, 2021

Пирует ли Париж?

Французская полиция начинает расследование. Несколько министров подозревается в том, что участвовали в подпольных вечеринках в ресторанах во время карантина. Последние обязаны были закрыться. Однако …

Сцена прямо из фильма. Будто в Америке времен «сухого закона» - ушедшая в подполье «эпоха джаза». Или в чумном городе.

Эпидемия. Карантин. Страшно. Залитый огнями вечерний город, в котором мало людей, машин. Гаснут окна в жилых домах, обыватели отходят ко сну, жизнь к ночи замирает. Лишь неоновые рекламы горят, бросая холодные лучи в зеркала луж, отражаясь в сверкающих масляных мостовых. 

Но где-то там – в подвалах, все только начинается. К черному ходу подкатывают лимузины – женщины в боа радостными канарейками выпархивают с сидений. Фррр! Мужчины во фраках, блестя лакированными ботинками, словно по льду, изящно скользят за ними. За плотно прикрытыми ставнями, за замками на парадных дверях играют джазовые оркестры, льется шампанское, устрицы раскрыли на ледяном плато сочную мякоть, раздается смех, сильные мира сего раскуривают сигары, толстые подбородки наползают на воротники крахмальных рубашек, складками ложатся на галстуки-бабочки. Шикарно! Стильно! Ярко! Жизнь несется по кругу сверкающим фейерверком.

К утру движение в подвалах замирает. До следующей ночи … Министры разъехались на совещания, вершат государственные дела, дают отчеты строгому Макрону. На повестке дня серьезные темы – танки Путина катят на Украину, злая бирманская хунта заряжает автоматы, добрый дедушка Байден крепит атлантическое сотрудничество … Хмурятся государственные лбы. Франция сосредотачивается.

И вот теперь всему этому великолепию может настать конец. Пойдут по подвалам скучные флики, начнут таскать на допросы рестораторов и участников веселых вечеринок. Почему не сидел в карантине? Не спал в маске и перчатках? Дистанцию во время танца соблюдал?

И ночной Париж, вытащенный на свет, с припухшими глазами, как в полусне будет отвечать: «Да-да, виноваты. Но как это было здорово! Видели бы вы это! О-ля-ля!». И следователь, записывая рассказ, прервется, словно гончая, втянет ноздрями воздух, ловя запах, дым погасших вечеринок, потеряет на секунду строгий вид – взволнованно вздохнет.

Потом с допроса отпустят. Наложат штрафы, примут меры.

Но настанет ночь и снова полетят к запретным ресторанам шикарные министерские лимузины – парижская жизнь опять проснется от карантина. Назло в одиночестве бродящей по ночным улицам эпидемии.

Попробовали кнут, высылайте карамельку!

Брутальная Бутина, паровозом накатившая в колонии на Навального, завалила задание – не добилась успеха. Только гостиницы подъемной путинской эпохи опозорила – сказала, что в них хуже, чем в тюрьме.

Но! Это был кнут. А теперь следует отправить к Навальному сладкую приманку – шпионку с крепким телом Чапман.

Чтобы она лисой прокралась к оппозиционеру. Скажем, под видом журналиста с серией интервью о его жизни. Для книги «Мой русский марш».  



Можно даже, для такого случая, поселить Навального в отдельный конспиративный коттедж с камином, книгами, бильярдом, джазовой музыкой и коньяком. Шест из дворца в Геленджике на время арендовать. Бенефициар Ротенберг вряд ли откажет. И там – на кушетке, в мехах и духах встретит Навального настоящая путинская шпионка, с которой «нацлидер» пел: «С чего начинается Родина …»

И … Кто знает? Кто знает?  Вдруг она его переубедит! Заключит он с ней союз, бросит фронду и устроится работать на «Рашу Тудэй» к Симоньян. Как какая-нибудь Баронова – участница «болотного дела», звезда протестов прошлого десятилетия, любимица недалеких чудаков.



Начнет Навальный снимать фильмы про сына Байдена и компанию «Бурисма». Дадут ему путевку в жизнь на ТВ. Заберет с собой Альбац и Пархоменко. Федермессер станет приглашать.

Вот это будет номер! Плохо, все-таки, работают путинские – без фантазии, без вдохновения. Главное – загнобить человека, а не расположить его к себе.  

Даже если ничего этого не будет, то можно снять фильм в рамках «альтернативной истории». Жизнь будет идти так, как сейчас, а на экране она свернет в описанное выше яркое русло. Нам ведь не привыкать –телевизор представляет происходящее в России в таком виде, что при столкновении с реальностью понимаешь, что видел на экране другую страну.