November 8th, 2019

Протокол серых носков

Постирали серые носки в ванной. Вжик-вжик по старой советской доске. С нажимом прошлись по тусклым, усталым, алюминиевым ребрам.

Повесили капающие от проработки носки на балконе. Прицепили за уши прищепками к равнодушной бельевой веревке.

К вечеру подморозило, поднялся ветер. Не успев высохнуть, скрючившиеся, заледеневшие носки стали биться друг о друга деревянным стуком, мотаться из стороны в сторону. И только строгие, видавшие виды, выцветшие на солнце, пластмассовые прищепки ровно держали спину, растопырив концы в неспокойное небо.

Таковы впечатления после прочтения документа под названием «Протокол № 5» Высшей школы экономики против профессора филологии Гусейнова, вольно обошедшегося со светлой академической этикой НИУ-ВШЭ, опустившего ее бестрепетной рукой в сортирный русский.

«Рассмотрели». «Постановили». «Рекомендовать». «Разместить». «Палочки должны быть попендикулярны».

Настала оттепель. Серые носки как-то обреченно обвисли плечами, вытянули вниз ноги, неспешно закапали потом ожившей от мороза воды. Лишь строгие прищепки не изменились – продолжали цепко держать зубами доверенное хозяином имущество.