November 29th, 2017

Пушки с золотым отливом

Россия тратит на оборону всё больше, но для модернизации армии не хватает ни знаний, ни технологий

До 2020 года военные расходы достигнут почти четверти российского бюджета. Однако эксперты сетуют на неэффективность вливаний в ОПК. Причина не только в плохом управлении и коррупции, но и в том, что страна исчерпала все научные заделы. Для создания же новых разработок не хватает компетенций на всех уровнях. Отставание усиливается из-за невозможности военно-технического сотрудничества из-за санкций. Эксперты предупреждают: еще несколько лет — и Россия может «надорваться», повторив судьбу СССР.

Приоритет федерального бюджета на 2018 год и на период до 2020‑го, недавно принятого Госдумой во втором чтении, остается тем же – дальнейшее наращивание военной мощи, милитаризация страны. В ближайшую трехлетку доля военных расходов в бюджете вырастет, достигнув 24,5%. Но и это вряд ли предел: действующая госпрограмма перевооружения армии (ГПВ‑2020) формально завершается в 2020 году, но сейчас новые проекты в ОПК анонсируются на горизонт до 2030 года.

Денег требуется все больше, но куда они уходят? Как считают опрошенные «Деловым еженедельником «Профиль» эксперты, эффективность вливаний в ОПК низка как из-за архаичной системы управления, так и из-за банальных «распилов». Следствием стала череда скандалов последних лет: то производители срывают сроки поставок военной техники, то она получается откровенно «сырой». Даже «позитивные» пиар-акции вроде недавней выкатки обновленного бомбардировщика Ту‑160 не обходятся без критики, а в особо запущенных случаях доходит и до уголовных дел.

За всем этим кроется фундаментальная проблема: Россия исчерпала научные заделы советских времен. Для создания же прорывных разработок, отвечающих требованиям XXI века, стране не хватает компетенций на всех уровнях, начиная с чиновников и военачальников. А помощь извне почти исключена: из-за санкций Россия лишилась значительной части военно-технического сотрудничества. Это ставит под вопрос саму идею усиления армии: в докризисные годы она была уместна, но теперь становится тяжелым бременем для страны. Эксперты предупреждают: еще несколько лет – и можем «надорваться», повторив судьбу СССР.


За ценой не постоим

Как и сколько Россия платит за свою оборону, вычислить сложно. В бюджете военные расходы распределены по сотням статей – например, НИОКР для военной техники иногда проходят по ведомству Минобрнауки. Обычно при подсчетах говорят либо о расходах на «силовой блок» (31% федерального бюджета‑2018), куда помимо Минобороны входят МВД, ФСБ, Росгвардия, либо о «закрытых статьях» (закупка техники, поддержка ОПК – 17,5–19,5% всех расходов бюджета), либо о базовых оборонных тратах (содержание и оснащение армии – 2,77 трлн рублей, или 16,9%). Цифры имеют свойство меняться в течение года: так, по итогам двух серий поправок в бюджет этого года 177 млрд рублей из его допдоходов были переданы Минобороны. Кроме того, правительство помогало военным предприятиям с выплатой и реструктуризацией кредитов (эти цифры в основном – в «закрытых» статьях).

Продолжение здесь.

Не семья, а спецоперация

Какая это, всё-таки, дикость – нескончаемый детектив с семьёй В.В. Путина. Напоминает плохой шпионский сериал. Реальность стала кино категории «Б». Поддельные фамилии. Выданные на них паспорта. Если это правда, то разве такое возможно по закону? Показания свидетелей. Отказ свидетелей от показаний. Не семья, а спецоперация.

Это болезненно, нездорово. Так не должно быть в нормальной стране. Ничего такого нет в современных демократиях – в Америке, Европе.

Вообще, нет такого отделения правителей от граждан.

Последний пример.

Вот фото человека на трибуне. Кто это? Узнаёте? Правильно. Это премьер – министр Канады Трюдо. Фото сделано его официальным фотографом Адамом Скотти и взято из его Твиттера.



Это три дня назад - в Оттаве. 26 ноября. На трибуне среди болельщиков во время финала Grey Cup – главного события в Канадской футбольной лиге, завершение соревнований по американскому футболу в Канаде. Играли Toronto Argonauts и Calgary Stampeders.



Победила команда Торонто. Захватывающий, напряженный матч. Во время снегопада.



И я что-то не заметил во время трансляции, чтобы камеры искали Трюдо и несли его образ «в массы».



По-моему, это здоровое явление – когда избранные политики живут обычной жизнью.

Вот так – ходят на матчи, сидят среди людей, смеются, жмут им руки. Без рисовки. Без постылой российской демонстрации «близости к народу».



Наверное, такая жизнь – показатель здоровья не только общества, но и самого политического класса. И это – обычно, это – норма.

Давайте сделаем, чтобы и в России стало так же.

Эмилия Слабунова презентовала в Саратове образовательный раздел программы Григория Явлинского

И поддержала кампанию партии по новой бюджетной политике
Председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова презентовала в Саратове образовательный раздел президентской программы Григория Явлинского. На круглом столе с представителями образовательного сообщества региона политик рассказала о состоянии образования и предложениях партии по решению проблем отрасли.

Самая серьезная проблема российского образования – отсутствие внятной стратегии развития сферы, считает Эмилия Слабунова. Ее нет, потому что нет внятной стратегии развития страны в целом.

Яркий пример отсутствия стратегии развития образования – инициативы нового министра образования Ольги Васильевой. Под лозунгом возвращения государства в школу, обеспечения единого образовательного пространства министр предлагает то обязать школьников убирать классы, то переподчинить школы от муниципальных властей региональным.



Создание единого образовательного пространства – действительно важная задача, подчеркивает Эмилия Слабунова, но достигается она с помощью государственных образовательных стандартов, итоговой аттестации и утвержденных нормативов финансирования. Отсутствие последних привело к тому, что в нашей стране право на образование стало зависеть от региона, в котором живут дети, отмечает председатель «Яблока». Сейчас по закону образовательный стандарт утверждается на федеральном уровне, но гарантировать реализацию этого стандарта должны регионы.

Однако объем этих гарантий законодательно не отрегулирован. Поэтому каждый регион определяет ту сумму, которую может выделить на образование, делит на количество детей в регионе, и получает норматив финансирования. Выходит, что где-то он составляет 80-100 тыс. рублей в год, а где-то – 15 тыс.

Решить проблему можно, подчеркивает Эмилия Слабунова. Нужно просчитать обоснованный норматив подушевого финансирования - планку, ниже которой ни один регион опуститься не может при выделении бюджетных средств на образование. «Только тогда все наши дети и педагоги будут в равных условиях, - говорит председатель «Яблока». – Если мы не изменим принцип финансирования образования, мы не решим проблему его качества».

В сфере дошкольного образования партия и ее кандидат в президенты страны считают важным обеспечить его доступность. Необходимо также предпринимать экстренные меры для обеспечения местами в яслях детей до трех лет. Бедность в стране растет – более 20 млн россиян отнесены к категории бедных, значительную долю из них составляют семьи с школьниками и дошкольниками именно потому, что мамы не могут пристроить ребенка в ясли и выйти на работу, говорит Эмилия Слабунова.

В общем образовании важной задачей кандидат партии в президенты страны считает скорейшее строительство достаточного количества школ, которые позволили бы избавить детей от обучения во вторую смену. Сейчас почти 14% детей страны учится во вторую смену, подчеркивает председатель «Яблока».

Тревогу вызывает и положение педагогов: бюрократизация, заработная плата, которая рассчитывается не на ставку, а на физическое лицо. При этом педагоги работают с нагрузкой гораздо больше, чем предполагает ставка.


Эмилия Слабунова и председатель саратовского отделения партии Дмитрий Коннычев

Мы настаиваем на том, что расчет зарплаты педагогов должен быть доведен до среднего значения по региону и рассчитываться на ставку, а не на физическое лицо, подчеркивает Эмилия Слабунова.

Политик привела статистику, согласно которой годовое финансирование вузов страны всего в полтора раза больше стоимости крымского моста. «Это у нас образование такое дешевое или мост такой дорогой?», - заявила председатель «Яблока».

Стипендии должны позволять студентам учиться, не подрабатывая. Для этого формирование стипендиальных фондов может осуществляться за счет отчисления дивидендов госкорпораций, это около 600 млрд рублей в год, отметила политик. Стипендиальный фонд может формироваться также и за счет сырьевой ренты. Для создания комфортных условий жизни для студентов необходимо решить и проблему общежитий – порядка 20% из них нуждается в ремонте.

Политик также отметила сокращение за последние годы профессорско-преподавательского состава вузов на 16%. Связано это в том числе и с нагрузкой – людей заставляют работать на неполную ставку, при этом с нагрузкой, эквивалентной полной ставке.

Только достойные условия работы профессорско-преподавательского состава вузов могут быть залогом качественного образования, подчеркнула Эмилия Слабунова. Большое внимание политик уделила сохранению академических университетов. «Университеты всегда были в нашей стране проводниками прогресса, академические свободы должны быть возвращены», - отметила она.

Кадровая, содержательная альтернатива нынешней власти, которая довела систему образования до бедственного положения, есть – это партия «Яблоко» и ее кандидат в президенты страны Григорий Явлинский. «Сложившаяся система не реформируема, есть только одно лекарство, политическое, - сменить власть. Сделать это можно будет 18 марта», - призвала политик.


Эмилия Слабунова также поддержала в Саратове пикет в рамках второго этапа президентской предкампании Григория Явлинского, посвященного новой бюджетной политике.

Новая бюджетная политика – это политика приоритетов бюджета в пользу человека: увеличение расходов на здравоохранение, образование, сокращение расходов на силовиков и госаппарат, говорит председатель «Яблока». Новая бюджетная политика предполагает принципиально другой порядок распределения налоговых доходов. Сейчас 51% собираемых в Саратовской области налогов уходит в федеральный бюджет, 41% - в региональный бюджет, и только 8% остается на муниципальном уровне, говорит Эмилия Слабунова. Именно поэтому в регионе так много проблем: например, область не выполнила план по расселению аварийного жилья на осень 2017 года, а Саратов находится на нижних позициях в рейтинге качества жизни в крупных городах.

Все это – следствие состояния муниципального бюджета, подчеркивает политик. В 2017 году бюджетная обеспеченность на душу населения в Саратове составляет 18 тыс. рублей. На эти деньги невозможно обеспечить благоустройство, функционирование учреждений образования, коммунальную инфраструктуру невозможно. Именно поэтому новая бюджетная политика предполагает перераспределение налогов между центром и регионами таким образом, чтобы 34% уходили в федеральный бюджет, 33% - в региональный, а 33% оставались в местных бюджетах, чтобы обеспечивать качество жизни людей.

В рамках визита политик также встретилась с активистами и сторонниками партии, дала несколько интервью местным СМИ.