November 14th, 2017

Эмилия Слабунова посетила Северную Осетию

В преддверии президентских выборов у регионального отделения партии сменилось руководство
Председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова посетила республику Северная Осетия – Алания. Основными темами двухдневного визита стали подготовка к президентским выборам и выборы руководства регионального отделения партии.

Вместе с зампредом партии Николаем Рыбаковым, находящимся в республике с рабочим визитом, Эмилия Слабунова провела встречу с представителями региональных отделений партии на Северном Кавказе. «Яблочники» из Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Дагестана, Ингушетии, Адыгеи и Ставропольского края обсудили подготовку к президентской кампании, планирование и организацию сбора подписей в поддержку кандидата в президенты страны от партии Григория Явлинского, ситуацию в регионе и дальнейшие планы. Среди них – проведение второго этапа президентской предкампании. Напомним, в рамках первого этапа предкампании «Время вернуться домой» партия собрала больше 107 тысяч подписей за сворачивание военной операции в Сирии и направление потраченных средств (по последним подсчетам партии – почти 200 млрд рублей) на развитие и обустройство регионов России.


Николай Рыбаков и Эмилия Слабунова на встрече с представителями отделений партии на Северном Кавказе

В преддверии президентской кампании у североосетинского отделения партии сменилось руководство: новым председателем «Яблока» в регионе стал журналист, главный редактор оппозиционной газеты «Осетия. Свободный взгляд» Бадри Газзати. За него проголосовали 14 из 15 делегатов региональной конференции партии. Создатель отделения партии в республике, член федерального Бюро партии Анатолий Сидаков, много лет возглавлявший североосетинское «Яблоко», теперь будет куратором отделений партии на Северном Кавказе.



Эмилия Слабунова поблагодарила Анатолия Сидакова за его вклад в работу партии. «Большое спасибо вам за мужество, стойкость, за то, что не дали уничтожить отделение партии, несмотря на все попытки это сделать, за то, что много сил и души вкладываете в решение проблем, стоящих перед народами Кавказа», - отметила политик. От имени руководства партии она вручила Анатолию Сидакову почетную грамоту «за преданность идеям развития России как современного и эффективного государства и многолетнюю работу по объединению членов партии и сторонников «Яблока» на Северном Кавказе».


Слева направо: Анатолий Сидаков, Бадри Газзати, Эмилия Слабунова

Поблагодарив делегатов конференции за оказанное ему доверие, новый председатель североосетинского «Яблока» Бадри Газзати пообещал активизировать работу партии в регионе.

«Самая трудная работа в нашей республике – быть вот здесь, на моем месте. Я это осознаю, - отметил Газзати. - Но у нас жизнь такая, что работать трудно там, где правда и справедливость. У нас есть возможность, желание и необходимость привлекать людей на эту, нашу, сторону. А в том, что позиция «Яблока» единственно верная на данном этапе развития Росси, сомнений нет. В России нет других альтернативных партий, кроме «Яблока», это партия будущего».

Политик наметил задачи отделения партии, среди них – подготовка к президентским выборам, участие во всех выборах, проходящих в республике. Большое внимание политик обещает уделить партийному строительству: в планах создание молодежного крыла и совета старейшин отделения, расширение сети местных отделений.

Охарактеризовав нового руководителя «Яблока» в регионе как человека с прекрасным образованием, Эмилия Слабунова выразила надежду, что общими усилиями партии удастся помочь решению проблем, волнующих жителей республики.



Политик отметила, что партия считает Северный Кавказ важным для себя регионом, потому что «стабильность и мир в нашей стране, о котором мечтают россияне, во многом зависит от стабильности и эффективности развития в регионе». Однако проблем много.

Бюджет региона формируется за счет дотаций из федерального центра. Более 50% бюджета Северной Осетии - дотации, в других республиках ситуация еще более критичная, отметила Эмилия Слабунова.

Все дотации идут на решение социальных проблем, не являются вкладом в реальную экономику Северного Кавказа и не способствуют тому, чтобы регион обрел стабильные темпы развития, считает председатель «Яблока».

На Северном Кавказе самый высокий показатель по безработице среди всех федеральных округов – 11%, а заработная плата на 37% ниже, чем в целом по России.

Изменить ситуацию можно только с помощью изменений в политике, подчеркнула Эмилия Слабунова.

В завершение визита политик вместе с представителями общественной организации «Матери Беслана» почтила память погибших во время теракта в школе №1 Беслана в 2004 году.


В школе №1 Беслана


«Когда находишься в школе, понимаешь, что это самое страшное место на Земле и самое скорбное место России. Трагедию можно было не допустить, жизни можно было сохранить. Считаю, что те, кто допустил гибель детей и взрослых, должны понести наказание. Беслан – это рана в наших душах. Мы должны сделать все, чтобы не допустить подобного. Низкий поклон матерям, добивающимся правды!», - написала политик в книге соболезнований.

Притча о потерянном времени

Моя колонка в сегодняшнем номере журнала «Профиль»:

Притча о потерянном времени

Россия окончательно превратилась в застойную территорию, лишенную при любой форме правления хотя бы небольших шансов стать передовой державой. Если смотреть на дело честно, то перспектив нет. Осталось только осваиваться на периферии мира.

Новости великих держав. Президент Владимир Путин написал на днях в статье «XXV саммит АТЭС в Дананге: вместе к процветанию и гармоничному развитию», опубликованной на сайте Кремля, что Россия рассчитывает стать ведущим поставщиком экологически чистого продовольствия для соседей по Азиатско-Тихоокеанскому региону.

Амбициозно до смешного. И очень печально.

Власти нашей страны ставят в качестве великой государственной и пока еще не достигнутой задачи превратиться в «экологически чистый», аграрный придаток стран Юго-Восточной Азии.

Колесо истории покатилось для России обратно.

Речи о поставках технологий, оборудования, помощи в образовании, специалистами со стороны России более не идет. Предложить «развивающимся странам» нечего. Россия роль поставщика передового опыта уже потеряла, потому что ни в каком смысле ее достижения за весь прошедший и часть нынешнего века, ее политико-экономическая модель не являются примером для подражания ни для стран Юго-Восточной Азии, ни для кого-либо еще в мире. Остается сражаться за аграрные и сырьевые рынки – задача, всегда считавшаяся чертой отсталых стран, которые строят современные экономики.

Не менее показательно, что российский Дальний Восток, примыкающий к вожделенным азиатским рынкам аграрной продукции, в который раз объявляется властями России «национальным приоритетом».

Между тем прошла уже почти пятая часть нового века, а перспективы Дальнего Востока – малонаселенного, устойчиво дотационного – остаются теми же, что и 30 лет назад.

Продолжение здесь.

23172807_1567622459961762_2847579060942999624_n.png

Григорий Явлинский о том, кому испортит жизнь политика сегодняшнего дня - Le mort saisit le vif*

О ценностях спорить бессмысленно. И те люди за пределами привилегированного меньшинства, которые считают крутизну «своего» начальства достаточной компенсацией собственной бедности и бесправия, наверное, имеют на это право. Но те, кто все-таки думает о будущем страны в широком плане, должны иметь в виду, что нынешняя тенденция к принятию Западом все новых санкций в долгосрочной перспективе может обернуться очень серьезным вызовом как для российской власти с её нынешними амбициями, так и для страны.

Тем не менее в российских СМИ, прежде всего провластных, тема санкций превращается в своего рода ходячий анекдот – любимый объект для шуток и досужих рассуждений о непонимании их инициаторами природы российской политики и экономики. Главные утверждения – неважно, формулируются ли они в ясной форме или закладываются в качестве тезисов по умолчанию – состоят в том, что, во-первых, они заведомо не влияют на политические решения российской власти, которая никогда и ничего не делает под давлением, а во-вторых, они не способны нанести существенный ущерб российской экономике. Оба этих утверждения справедливы только отчасти и только на достаточно коротком временном горизонте.

Да, те меры, которые уже одобрены и объявлены, не способны вызвать в России экономическую катастрофу. Более того, они даже вряд ли существенно сказались на экономической динамике последних лет – потребность российской экономики во внешнем финансировании для поддержания текущей деятельности невелика (на 2014 г. на все заемные средства приходилось не более трети совокупного объема инвестиций российских предприятий, а в последующие годы инвестиционные планы были скорректированы в сторону уменьшения независимо от принятых санкций), а поступления от экспорта сырья достаточны для сохранения необходимого уровня золотовалютных резервов при обеспечении погашения ранее взятых внешних кредитов. Тем более санкции неспособны изменить мировосприятие и политическое мышление российского руководства, равно как подвигнуть отдельные его сегменты на какие-то действия по смене курса или конкретных лиц, его определяющих.

Но вот в долгосрочном плане все не так однозначно. Как говорится, есть нюансы.

Понятно, что нынешнее российское руководство принятые против России санкции не слишком волнуют, даже если смотреть не на месяцы, а на годы вперед. Поскольку главной целью всей внешней политики является демонстрация собственной значимости, своей «равновеликости» с США, то санкции – не только не помеха для достижения этих целей, но, скорее, доказательство достигнутых успехов, своего рода медаль за заслуги. Неудобства российских компаний, не говоря уже о конкретных бизнесменах – не более чем оборотная сторона успехов на этом главном направлении, а те проблемы, которые у них вследствие этого возникают, могут и должны решаться ими самими. В крайнем случае, сопутствующие потери и расходы, если они будут признаны обоснованными, будут возмещены за общегосударственный счет. Что же касается долгосрочных потерь экономики в целом, то они – просто не в счет, поскольку для руководства страны экономика не является ни целью, ни самостоятельной ценностью. Она – исключительно инструмент и средство добыть для себя и страны «славу», под которой сегодняшняя российская власть, как и средневековые монархи, понимает победы в военных походах, подчинение своей воле соседей, удачное меряние силой с более богатыми и успешными.

Действительно, роль глобальной силы, к которой усиленно стремится российская власть, является чрезвычайно дорогостоящим активом: одними угрозами дестабилизации и применения военной силы её не обеспечить. Если вы хотите, чтобы сфера ваших интересов и вашего влияния распространялась дальше расстояния артиллерийского выстрела через границу, за это надо платить всеми видами ресурсов. Военное присутствие, политическое присутствие, содержание зарубежной клиентелы – все это требует немалых затрат. А для этого нужна крупная экономика, генерирующая большие доходы. Для того, чтобы играть глобальную роль на уровне США России нужна экономика, раз в десять превышающая её нынешнюю.

А санкции (в широком смысле, включая фактические последствия решений, внешне выглядящих как точечные) закрывают ей путь к быстрому росту. Чудес не бывает: малые экономики просто не могут быстро расти, если не привлекают для этого ресурсы извне, прежде всего финансовые и технологические ресурсы развитой части мира. Не будет у нас крупного внешнего финансирования, массовых иностранных инвестиций и столь же массового трансфера технологий – не будет и России как глобальной державы, что бы наше руководство по этому поводу ни говорило. Без крупной, мощной, генерирующей огромные доходы экономики Россия будет просто большой Северной Кореей: наличие ядерного оружия гарантирует ей, что США не будут пытаться прямым применением военной силы заменить в ней антиамериканского диктатора на проамериканского, но это единственное, что это оружие может ей дать.

Кроме того, характер и смысл использования санкций необратимо меняются. Если еще три года назад санкции, если и не всеми, то многими на Западе рассматривались как средство заставить Кремль изменить политику или хотя бы воздержаться от шагов, которых там сильно опасались, то сегодня таких политиков почти не осталось. Едва ли не главное, ради чего вводятся новые санкции и поддерживаются старые – это стремление тех политиков на Западе, кто считает ненужным и вредным примирение и договоренности с Кремлем, помешать планам тех, кто считает их нужными. Не секрет, что последние на Западе есть, и в немалом количестве: не питая к Кремлю никаких симпатий, они тем не менее считают, что в интересах Запада договориться с ним о взаимоприемлемом кодексе поведения и соблюдать его.  Однако верх сегодня берут те, кто, не веря в перспективу примирения, делает ставку исключительно на противодействие.

И в этом случае из политики неизбежно уходит тезис о том, что есть «плохие правители» и «хороший народ». Вся страна рассматривается как противник, и последствия конфронтации должны затронуть всех. В этой логике «вопрос об ответственности русского народа» должен быть решен так же, как в минувшем веке в результате двух мировых войн был решен «германский вопрос». И, между прочим, все намеки японских политиков, что в ходе визита в Японию ушедший президент США мог бы принести японскому народу извинения за атомные бомбардировки, были практически единодушно отвергнуты американскими политиками: с их точки зрения народ несет ответственность за своё правительство и не может считаться невинной жертвой.

И, наконец, слепая вера в силу ядерного паритета с США на самом деле тоже лишена оснований. В мире нет ничего постоянного, неизменного и абсолютного. Жизнь не стоит на месте, появляются новые технологии и новые возможности, в том числе и в военной сфере. Уже сегодня имеются зачатки технологий, которые при соответствующих затратах на их доводку способны и без чреватой глобальной катастрофой ядерной войны если и не уничтожить страну-противника физически, то критически затормозить её развитие и даже отбросить её на много лет назад. Это касается и космоса, и методов удаленного воздействия на работоспособность технических систем, и технологий, использующих киберпространство. Вести гонку на выживание по столь широкому спектру технологий сегодняшняя Россия явно не в состоянии, особенно с учетом того, что поддержание ядерного паритета уже сейчас требует растущих затрат. А расплачиваться за это, с учетом сказанного выше, придется не тем, кто сегодня принимает решения, а всему народу. И пусть это вопрос не сегодняшнего, а завтрашнего или послезавтрашнего дня – тем обиднее будет новому поколению, что жизненный выбор за них сделали нынешние энтузиасты раскручивающейся конфронтации с Западом по всем фронтам. Как это часто бывает в истории, недовольные собственной жизнью и окружающим миром старики словно в отместку отнимают будущее у молодых, обрекая их на бессмысленную гонку за полумифическим былым величием. Как говорят французы, «мертвый хватает живого». И именно это долгосрочное видение, а не способность физически выжить в условиях санкций, должно определять текущие внешнеполитические решения.

* «Мёртвый хватает живого» - французская поговорка.

Статья опубликована в газете «Ведомости» от 13 ноября под заголовком «Плохое наследство санкций» с незначительными сокращениями.

Катастрофа

Наша страна завершает свою историю.

Об этом нужно говорить честно – смотреть правде в глаза.

Сегодня грянули результаты исследования «Левада-центра» - 84% граждан нашей страны не чувствуют ответственности за происходящее в России.

Это означает, что нашей страны почти уже нет – как государства, которое нужно всем гражданам, большинству граждан, значительному числу граждан.

Получается, что наша страна скреплена не общей ответственностью людей – всех нас, не нашим общим делом, общими ценностями, идеями, а она всё еще существует как целое благодаря только внешним обстоятельствам - инерции, администрации, полицейской силе, войне с современным миром.

И ведь динамика за годы правления В.В. Путина – отрицательная. Об этом исследование «Левада-центр» говорит определенно – на заре путинизма, в 2000 году, ответственность за то, что происходит в стране, чувствовало 34% граждан.

Вот – результат уничтожения свободы слова, свободы выборов – результат «вертикализации» - отстранения граждан от власти.

Плата – отчуждение людей от страны, уничтожение страны, как нашего общего дела. И дело уже не только в том, что у нас за путинские годы окончательно потеряна перспектива стать первоклассной мировой державой. Реальность много хуже.

Цена путинизма и возрождаемой советчины, цена бегства назад и воровства вперёд, - оказалась для всех нас страшной – прекращение существования России. Внутри изолгавшейся, изверившейся, усталой страны всё истлело – там пустота.

Это – главная тема кампании по выборам Президента 18 марта.

Это – повод для серьезной дискуссии в нашем обществе, повод для людей встряхнуться, очнуться от дурмана.

Это – возможность изменить то, что случилось, увести нашу страну от края пропасти. Пусть пока эта возможность и не представляется реальной. Но нужно постараться сделать её реальной

И это – главный и единственный вопрос на сегодня для нашей жизни, не только политики – будет ли существовать Россия?