October 25th, 2017

«15 лет назад власть сделала выбор не в пользу сохранения жизни людей». Теракт на Дубровке

Григорий Явлинский о теракте на Дубровке
«Норд-Ост». В октябре 2002-го я был там. Вел прямые переговоры с боевиками об освобождении заложников. Террористы обещали мне освободить людей в обмен на телефонный разговор Путина с Масхадовым. В подтверждение своей готовности боевики отпустили восемь детей. Но в Кремле уже был другой план, они готовили операцию... Во время штурма погибло очень много людей, погибли дети.

Теракт на Дубровке стал одним из ключевых моментов в истории современной России – тогда новые власти сделали выбор не в пользу сохранения жизни людей. Через два года был Беслан с сотнями погибших... А сегодня наша страна ведет две войны на территории других государств, потеряв счет жертвам.

То, что случилось 15 лет назад в Москве, – наше общее поражение, наша общая трагедия. Ни один российский политик и даже ни один гражданин не может снять с себя ответственность за случившееся. Вечная память погибшим. Искреннее сочувствие и соболезнование родным и близким. Сил и здоровья выжившим.


Оригинал

Революции не будет

Моя колонка в свежем номере журнала «Профиль»:

Революции не будет

Путинская система грезит о технологическом прорыве, но не хочет понять, что она сама — главное для него препятствие.

Вера в государство в России неистребима. И оно ответно лезет наглой крысой из всех щелей на запах денег, крутит носом в поисках чемоданно-купюрного лакомства. Насколько бы провальной ни была деятельность государства в России, все равно оно, словно «черная дыра», притягивает к себе мысли привластных реформаторов, которые неизменно помещают его в центр желаемых перемен.

Государство должно делать у нас все – ставить задачи, принимать решения, разрабатывать «дорожные карты». Еще государство должно финансировать задумки.

Это в полной мере относится и к неверно поставленной задаче – технологической модернизации страны.

Решение этой «задачи», в центре которой неизменно оказывались чиновники, роднит между собой испарившуюся на рубеже нулевых и десятых жалкую медведевскую «модернизацию», актуальную сегодня, словно застарелая болезнь, путинскую «цифровую экономику», придуманную на будущее кудринскую «новую технологическую революцию».

Даже и к революции, хотя бы и «технологической», у нас государство должно иметь отношение, постараться взять ее в свою узду, оседлать, пустить в нужное русло. Совершенный абсурд.

Но позвольте, какое «государство» выдало заказ на промышленную революцию в Англии в конце XVIII века? Какой британский «Ростех» придумал паровой двигатель Уатта? Может быть, «институты развития», вроде нынешних российских, породили Форда с его гаражом, придуманным автомобилем и конвейерной системой? Какие именно «решения президента» и «постановления правительства», а также принятые в согласии с ними «дорожные карты» произвели на свет Маска с его частными космическими кораблями? В недрах какой именно болезненной государственной «цифровой экономики» родились айпэд и айфон?

Продолжение здесь.

Концы в воду

15 лет трагедии «Норд-Оста».

Как террористы попали в центр Москвы? Почему погибло 130 заложников? Были возможности избежать смертей? Кто несет ответственность?

Вопросы без ответа. Почему не было расследования?

Потому что тогда – в ноябре 2002 года Госдума России отказалась принять предложение фракции ЯБЛОКО о создании парламентской комиссии по расследованию трагедии на Дубровке.

За предложение ЯБЛОКО было отдано 124 голоса при необходимых 226-ти.

Концы в воду.

И уже не первый раз – то же было и с парламентской комиссией по расследованию событий сентября-октября 1993 года. ЯБЛОКО – «за», начальство со своими сателлитами – против.

Тогда, 29 октября 2002 года, В.В. Путин говорил, обращаясь к Г.А. Явлинскому, имея в виду его участие в переговорах по освобождению заложников: «Вы один из тех, кто принимал участие в этой работе, сыграли в ней весьма положительную роль и, в отличие от многих других, не делаете себе из этого личного пиара».

И всё равно – не было парламентской комиссии. Не было серьезного разбирательства. Не было открытого для общества доклада о причинах, обстоятельствах трагедии с выводами на будущее.

Спустя два года грянул Беслан.

И … Всё то же самое. Большое число погибших. И опять – без независимого парламентского расследования.

Слишком у нас власть сосредоточена в одном месте.

Парламента, который мог бы контролировать исполнительную власть – нет. Независимого суда – нет.

Поэтому вечное «хотели, как лучше, а получилось как всегда».

И сколько это будет продолжаться? Четверть века новой России. А воз и ныне там – в болоте бесправия.

Хватит. Пора менять не просто власти в России, но и сам принцип устройства власти. Пора вводить разделение властей. Наделять парламент большими полномочиями, устанавливать институт парламентского расследования – как инструмента контроля законодательной власти над властью исполнительной.

18 марта 2018 года – выборы Президента. В президентской платформе Г.А. Явлинского предлагается голосовать за «реальное разделение властей», «механизмы общественного контроля над властью». Один из таких механизмов – парламентское расследование, проводимое избираемым на свободных выборах парламентом.

Помни те дни октября 2002-го. Холод. Сырость. Мы стоим у штаба операции. Явлинский серьезен, сосредоточен. Быстро выкуривает сигарету и уходит на переговоры в театральный центр.

Несколько нервных дней. Тревога. Надежда. Ужас при виде кадров по ТВ - выносимых за руки и ноги людей без сознания. 130 погибших. Опустошение.

Затем – тишина. Страна застыла на время и покатилась к новым трагедиям и войнам.

Пора остановиться и поменять порядки