January 28th, 2017

Болезнь Холмса

Ватсон: Чёрт возьми, Холмс! Какие ещё «глаза к небу»?! Какой ещё «голос»? Вам вколол морфий профессор Мориарти? Вы решили стать священником? Спиритом? Где Ваш дедуктивный метод? Как можно «внимательно поднять глаза к небу», мой бедный друг? Внимательно можно только слушать!

Холмс: Видите ли, Ватсон …

Ватсон: Не вижу, Холмс! Вы явно не в лучшей форме, друг мой. Говорю. Вам как врач. Дайте, пощупаю Ваш пульс … Ну да! Учащённый! А голова? Да у Вас жар, лихорадка – Вы весь дрожите!

Холмс: Владимир Владимирович … Почетная награда …Дальше продолжать деятельность Президента … Челябинск …

Миссис Хадсон: Вот видите, доктор, он опять бредит чем-то непонятным. И так  с утра. Иногда его тошнит

Ватсон: О да, миссис Хадсон. Хорошо, что Вы меня вызвали. (Обращаясь к Холмсу). Друг мой, у Вас расстроены нервы и расшатано здоровье, но я Вас вылечу.

Холмс: … голос нашей с Вами великой родины России.. «Адмирал Кузнецов» … санкции …

Ватсон: Дорогой друг, это наваждение. Здесь нет ничего, кроме кривых отражений в кофейнике и порождений Вашего затуманенного великого ума… Это отражения прохожих и облаков и мутные тени негодяев – отбросов общества. Ложитесь спать, Холмс, я положу рядом с кроватью скрипку, прочту Вам мой новый рассказ.

Миссис Хадсон, разожгите, пожалуйста, камин.

Третьим пошёл

Сегодня у президента Трампа был телефонный день.

Устав от борьбы с прессой, мигрантами и Мексикой, он решил поболтать с внешним миром – принять телефонных гостей.

В.В. Путин терпеливо сидел на лавочке и ждал, пока его позовут к телефону из Вашингтона. Ему назначили говорить третьим – после немецкого премьера – «мамочки» Меркель и японского премьера Абэ.

В.В. Путин не возражал – третьим, так третьим. Три – хорошее, святое число. К тому же приятные советские воспоминания, до геополитической катастрофы – «третьим будешь» и тут же закусон -  батон за 13 копеек и «докторская».

Наконец, дверь из кабинета в Кремле с треском распахнулась и помощник крикнул: «Путин! К телефону!».

Человек, сидевший на лавочке с руками на коленях, вздрогнул, глотнул кадыком слюну, нервно поднялся и быстро пошёл к дрожащей в руках С.В. Лаврова трубке. Министр, потея очками, горячо зашептал: «Уже ждёт! Скорее, скорее, Владимир Владимирович!»

Дверь встала на место, сокрыв в глубине кабинета убогие секреты нашего государства.

Есть что-то унизительное в этом стоянии в очереди на разговор по телефону начальства державы, которое рассказывает гражданам в нашей стране, что России – едва ли не самая мощная страна мира.

Но дело даже не в этом.

Главная задача В.В. Путина – снять западные санкции со своих богатых друзей, вновь сделать их и себя «гражданами мира».

Россия им нужна только как прочный тыл. Их несменяемая власть в России этот прочный тыл должна гарантировать – позволять им плавать на своих яхтах размером с футбольное поле по океанам, перевозить тонны долларов грузовиками, жить в европейских дворцах, ездить по швейцарским дорогам на спорткарах.

Война в Сирии и прочие внешнеполитические авантюры, включая попытки влезть в американские и европейские выборы – только инструменты решения этой задачи.

К интересам граждан страны узкая правящая группа давно не имеет отношения. Граждане лишь средство – дойная налоговая корова и рабочая скотина.

День, наконец, закончил тянуться. Влажный зимний вечер пришёл в Москву, окутал её тьмой, дохнул теплом на нитки черных дорог, включил разноцветные неоновые огни, смахнул с них капли от растаявшего снега.

Забившись в угол огромной машины, окружённый охраной, Большой Босс молча ехал за город по расступившейся перед ним, равнодушной к нему Москве, отдыхающей после рабочей недели, смеющееся над его третьим разговорным нумером квадратами жёлтых, оранжевых окон.

Он был и остался чужим в этом городе московских князей. Он давно не живет интересами этой страны. Его раскусили, разгрызли как орех и скоро сплюнут шелуху. И никакой Трамп не поможет ему исправить это положение.