May 29th, 2016

Мачо уходит в мистику

Дряхлость поселилась в правящих чреслах.

Раньше высшее руководство показывало динамизм - оно летало, ныряло аквалангом, плавало с батерфляйной лёгкостью, седлало рычащие мопеды, выпирало с фото оголённым, стреляющим оптикой торсом, гоняло резинку по льду, забивало тысячи шайб. «Победоносные прошлые лета / Стучат сапогами в его голове …»

Теперь всё – движению конец.

С бледным, помертвелым лицом, вытянув, словно новобранец, руки по швам, открыв срам Господу, оно мистически, устало стоит в тёмной, словно лики письма греческих живописцев, церкви, в окружении бородатых чернецов из прошлого, словно лежит стояком на византийском императорском месте с витыми золотыми колоннами по бокам. Гремит прекрасный греческий хор. Словно отпевание.

Покойный вид. Ужасный, хладный образ уходящей России.

Какой путь проделан за 17 лет - дорога бегства от ставших непосильными проблем в церковь, в среду скопцов.

Спасительный символ правящей госбезопасностью и её неумными советчиками выбран неудачный – образ погибшей Империи Ромеев – Византии. «Когда в растленной Византии / Остыл божественный алтарь / И отреклися от Мессии / Иерей и князь, народ и царь».

Становится главный начальник России на место Императора Византии, не понимая, что ставит Россию в очередь на уход с исторической сцены. Впрочем, он уже состоялся – не закатная, бьющаяся в крымских и сирийских конвульсиях, Россия движет этот мир вперед.

«О Русь! забудь былую славу:/ Орёл двуглавый сокрушён, / И жёлтым детям на забаву / Даны клочки твоих знамён.

Смирится в трепете и страхе,/ Кто мог завет любви забыть … / И Третий Рим лежит во прахе, / А уж четвёртому не быть».