January 31st, 2016

Третий мир в третьем Риме

На холмы города легла ночная мгла. В его исторической части полыхнуло страшно, ужасно, занялось сразу, охватило жадным пламенем хладный вселенский мрак, павший из космоса на ось летящего вращения Земли.

Трагедия. Пожар на швейной фабрике. Погибают рабочие из азиатских стран и ребёнок.

Откуда пришла эта новость? Из Китая? Индии? Пакистана? Быть может, из Мексики? Другой латиноамериканской страны? Откуда-то из развивающегося мира? Из старой книжки Мамина-Сибиряка о несчастном вертеле Прошке?

Нет.

Она пришла из Москвы - фантомного «мирового финансового центра», столицы чубайсовской «либеральной империи», главного города «мировой энергетической державы», развенчанной недавно из сверхдержав Хуизмистером.

Очень показателен фон новости – судя по нему, путинская Россия, после 15 запойных, разгульных лет махания флагом и набивания властительных карманов, стала совершенно неотличима от страны «третьего мира».

Не мира модернизации на свой лад, озабоченного тем, как бы уйти от «догоняющего развития» и встать вровень с передовыми странами мира, не «развивающегося общества» Теодора Шанина, не мира «легитимации прав собственности» Явлинского.

Другого – застойного, провального, тёмного, существующего, как спрятанный стыд - как подкладка блестящего огнями дутого фасада, крытого сусальным золотом.

Страна – фанера. Держава – пластмасса. Сверху блеск – внутри гниль.

«И третий Рим лежит во прахе, / А уж четвёртому не быть». Как и было предсказано великим в навсегда ушедшей Российской Империи.