May 27th, 2015

Сладость кредитного мёда

Моя колонка в сегодняшнем номере журнала «Профиль»:

Сладость кредитного мёда

Несмотря на банковские кризисы и катастрофы, граждане России, словно пчёлы, бодро несут в банки нектар сбережений и, будто пасечники, берут из него мёд кредитов.

Процесс этот иногда замедляется, но самое жужжание банковского улья не прекращается в новой России вот уже больше двадцати лет.

Старая экономическая наука, не вполне ещё оторвавшаяся от морали, любила аллегорию. Английский экономист XVIII века Бернард де Мандевиль в «Возроптавшем улье» сравнивал жизнь современной ему Англии с пчелиным сообществом: «И вот, цвёл улей плодовитый, до крышки пчёлами набитый, И в нём, как в обществе людей кипели тысячи страстей …».

Так и в новой России – страсти вокруг сбережений и кредитов не прекращаются. 

Катастрофа 1992 года, приведшая к обесценению денег, дефолт 1998 года и последующие затруднения с выдачей вкладов должны были оставить на экономическом лице России тяжёлые шрамы, посеять недоверие к хранению денег в банках, заставить граждан изменить экономическое поведение.

Так и произошло – значительная доля валютных вкладов и почти половина граждан, предпочитающих хранить сбережения в наличной форме – отдалённый гром тех самых, далёких уже теперь  кризисов 90-х.

Продолжение здесь.

Фифы футбольных взяток

Масштаб взяток в ФИФА, о которых сообщает министр юстиции Соединённых Штатов, поражает воображение – десятки миллиардов долларов. Такие цифры вызовут уважение даже и во глубине погасших топок паровозных российских шубохранилищ.

Идёт бесконечный спор о взятках, которых российское начальство платило за право проведения Олимпиады и Чемпионата мира по футболу.

Но есть простой экономический механизм борьбы со взятками в олимпийском и футбольном движении – продажа прав на проведение чемпионатов через открытые аукционы.

То, что есть сегодня, похоже на дефицит и «чёрный рынок» – постоянный спутник советской экономики.

Когда блага и услуги предлагаются по фиксированным ценам, а часть потребителей готова платить больше – возникает дефицит. Купить успевают те, кто быстрее дошёл до прилавка.

Но поскольку есть граждане, готовые платить больше, но не желающие быстро бегать, то возникает «продажа из-под прилавка».


Почему миллиарды должны отправляться в карманы чиновникам международных организаций? Почему право на проведение спортивных ристалищ должно продаваться «из-под прилавка»?  

Не разумнее ли продавать права на проведение чемпионатов на открытых аукционах, а полученные от продажи средства использовать на финансирование развития массового спорта в тех странах, которые не способны заплатить за покупку прав на проведение олимпиад и чемпионатов? В небогатых странах?

Между прочим, последние не останутся на обочине. Телевидение и интернет дают возможность смотреть спортивные мероприятия из любой точки мира.

От существующей чиновной системы «подачи и рассмотрения заявок» выигрывают только коррупционеры – такого рода системы и создаются под благовидными предлогами для личного обогащения. Или же, по меньшей мере, обогащение является их спутником.

Законы экономики столь же универсальны, как физические законы и неважно, где эта система существует – в коррумпированной до победных майских макушек России или в международных организациях.

Открытая продажа прав куда более разумный, ясный, простой способ регулирования, чем чиновный муравейник, вдохновлённо выдумывающий критерии, по которым следует предпочесть одну страну другой и при этом оттопыривающий голодный карман.