April 28th, 2015

Вы больше не волки

«Мы легли на живот и убрали клыки» - пел Высоцкий.

Мото-воинство орденоносца «Хирурга», вставшее на победное советское колесо, пошедшее клином на Берлин, после жаркого кратковременного визового боя, остановлено на границах Польши.

Врезавшись в польский редут, войско сбилось, смешалось, обернуло к польскому орлу тыл, на рысях откатилось в места дислокации - в город-герой Москву.

На пороге победного мая началось позорное стратегическое отступление. Рядом с пыльными мотоконями идут растерянные фронтовые операторы государевой пропаганды. Камеры в чехлах. Не ждали. «…Тает надпись: «Мы больше не волки» - учащённым пульсом стучат под сёдлами движки вражеских «харлеев».

Как хотите, но у меня это победное воинство «Хирурга» вызывает ассоциации с мото-сатанистами из «Кобры» со Сталлоне – когда в конце фильма те захватывают американский городок.

Или с бандитами на мотоциклах из «Безумного Макса» с Гибсоном.

Ещё этот мото-поток напоминает автопробег из «Золотого телёнка» - тот же дух мутного надувательства летит впереди колонны.

Наконец, всё-таки, кинохроника  времён Второй мировой устойчиво связывает движение мотоциклов с наступлением Вермахта. А слово «волки» напоминает «волчьи стаи» Дёница.

Такие вот смыслы.

По существу, конечно, прерванный мото-поход, это чудовищная по эстетике попытка залить советское, свойственное застою Л.И. Брежнева середины 70-х празднование 9 мая, в баки каких-то новых форм.

Получился исторический и политический монстр Франкенштейна, пошитый из разных эпох, стран, времён, символов. Созданный против западного мира. Посаженный на западного мото-коня.

Кулебяки вместо гамбургеров

Моя заметка в сегодняшнем номере журнала «Профиль»

Кулебяки вместо гамбургеров

К чему может привести вмешательство государства в конкурентный рынок фастфуда

Опасения передела рынка фастфуда государством еще недавно могли восприниматься как фантастические. После встречи двух известных российских кинорежиссеров с президентом России, где весьма конкретно была поднята тема «импортозамещения в области фастфуда», это вовсе не кажется невероятным.

Для привыкшего к природной ренте российского государства эта отрасль с ее сложившимся триллионным оборотом и относительной устойчивостью в период экономических кризисов выглядит вполне привлекательно. Заводи вместо чужих гамбургеров свои булки с котлетами – и пусть тешат патриотический вкус и карман начальства. Дополнительный стимул для вмешательства дают санкции Запада против России и ее контрсанкции в отношении иностранных товаров. Идея «импортозамещения» покоится на ложном посыле, будто сети фастфуда завозят продукты из-за границы и в отрасли нет российских компаний. Неверно как второе (достаточно вспомнить «Теремок»), так и первое. Например, «Макдоналдс», по данным самой компании, 85% покупок осуществляет на российском рынке, сотрудничает более чем со 160 российскими компаниями. Что же здесь нужно замещать?

Продолжение здесь.