December 11th, 2014

Жертва пешки

В российском политическом классе (да и, наверное, не только в нём) Д.А. Медведев давно является фигурой комической – предметом шуток, многочисленных издевательских прозвищ.

Дело, пожалуй,  обстоит хуже – ему удалось проделать эволюцию от насмешек к положению, при котором его даже и не упоминают.

В чём же тогда смысл выступления Д.А. Медведева перед российскими телезрителями? Почему, вдруг, потребовалось показать народу его напускающий на себя значительность, «поддувающий щёки» образ?

Ведь понятно, что все ключевые решения в нашей стране принимает В.В. Путин. И ответственность за них несёт лично он, а не секретари из правительства, не начальник над секретарями.

Но так уж устроена наша политическая система, что если дела в экономике идут плохо, то верховное начальство всегда представляет гражданам ответственного за неудачи.

Вот Д.А. Медведев и исполняет такую роль – демонстрировать гражданам, что он занимается экономикой, у него по каждому существенному вопросу есть своё мнение, он лично причастен ко всему тому, что происходило и происходит.

То есть спрашивать за неудачи растлённым безнаказанностью крымнашизма массам следует не с залегшего в схрон зарубежного турне В.В. Путина, а именно с Д.А. Медведева. Во всём винить бубенцы на его колпаке. («Дзынь-дзянь! Рекордный урожай! Цены на хлеб растут на 10%»!). И именно его отставка (вместо досрочных свободных выборов президента и парламента) должна быть воспринята в случае необходимости как шаг к улучшению положения дел в экономике.

Неуверенный в себе человек, вызывающий жалость, на котором словно написано «Сижу не на своём месте» по-детски говорит  журналисту, словно об уходящих крылатых качелях детства: «Я, знаете – извините, Вадим, поймал себя на мысли, что так быстро всё несётся». И прощаясь, обращается ко всем: «Вам спасибо большое. Надеюсь, что, как сказал, Михаил, не в последний раз».

Рука Иванушки скользит по волшебному, переливающемуся красками нечаянной удачи «нулевых» лет хвосту Жар-птицы, привычно ощущает его волнующий жар, желает длить приятное прикосновение. Птица удачи дрожит сильным телом, громко бьёт воздух крыльями, становится на него, берёт в нём опору для бега ввысь. Вот-вот пропадёт, оставив попавшего в случай отрока в оглохшей пустоте забвения.