February 24th, 2014

Украденные победы

Люди хотят перемен. Ждут перемен. Надеются на перемены. Но их светлые надежды не сбываются?

Так было в годы перестройки. Так было в России в девяностые и нулевые. Так было и на Украине после «оранжевой революции».
Почему так получается? Что тому виной? Сложность задач? Внешние обстоятельства? Не те люди во власти?

Но ведь когда они к власти идут, им доверяют. Людей охватывает подъём. Они голосуют. Стоят на митингах. Выражают поддержку. Спорят в интернете.

Что случается с политиками, когда они приходят к власти? Может быть, изъян есть изначально? Но он скрыт? Может быть дело в том, чтобы внимательнее смотреть на биографию политиков? А может быть они все одинаковы?

Вот человек, скажем мягко, со сложной биографией, - Ю.В. Тимошенко хочет взять власть в стране, её подчинённый уже назначен исполняющим обязанности главы государства. Стартовые позиции заняты. Интересно, как отнесутся к этой попытке люди на Украине? Примут ли во внимание прошлую её деятельность? Это им, конечно, решать.

Вся наша политическая история это история украденных побед. У людей. Во всяком случае, ощущение именно такое. Для России. Как на Украине не знаю. Но, наверное, в этом отношении она на Россию похожа.

И там, и здесь после потрясений и выборов политики выпроваживают задержавшийся в прихожей народец, торопливо жмут ему руки, закрывают двери, садятся за стол, потирают руки и говорят: «Ну, а теперь, наконец, можно, поговорить о главном!».

Просить и помиловать

Как бы разум не говорил, что это невозможно, но хотелось ошибиться.

Надеялся, что сегодняшний приговор в отношении арестованных по т.н. «болотному делу» людей будет оправдательным или хотя бы условным. Или же таким, который позволил бы им выйти на свободу с учётом времени проведённого в заключении.

Но, что случилось - то случилось. Пресс-секретарь В.В. Путина заявил, что осуждённые могут обратиться с просьбой о помиловании, а адвокаты не исключили, что такое обращение возможно. Это именно то, что нужно делать. И властям разумно было бы  помиловать людей.

Для этого существует не только гуманитарные или законные, но и политические аргументы.

Прежде всего, события мая 2012 года – далёкое прошлое. Политический цикл, вызванный протестами против подсчёта голосов на выборах в Госдуму России в декабре 2011 года, завершён.

Мы живём в новых политических обстоятельствах, главным отличием которых стал радикализм, в принципе отрицающий возможность существенных политических изменений выборным путём. Украинские события этот радикализм только укрепили.

Поэтому вождям «несистемной оппозиции», по сути, ничем не отличающимся от властей с точки зрения комбинаторства, таким же лицедеям и манипуляторам народными настроениями, готовыми сражаться за власть до последнего гражданина, выходящего на митинги и шествия, нужны сидящие в тюрьме герои.

Нужно знамя, раздражитель, способный перевести мирный общественный диалог о путях изменения российской политической системы в противостояние. Одно цепляется за другое – сидящие люди приводят к акциям протеста, там новые аресты, суды, штрафы и потянулась бессмысленная тягучая история «борьбы».

«Несистемная оппозиция» и на выборы в нашей стране смотрит с точки зрения радикализации общества, не видя в них самостоятельную ценность, отличную от утилитарных задач смены власти.

Властям важно было бы, помиловав заключённых, успокоить страсти, сделать шаг навстречу гражданскому обществу, продолжить процесс начатый решением об амнистии и освобождением М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева. Тем более, что часть людей по т.н. «болотному делу» уже амнистирована.

Важно, однако, не просто помиловать, но идти дальше.

Украинские события учат тому, что необходим диалог между гражданским обществом и властями, необходимы мирные, законные, проводимые через выборы перемены. Не косметические изменения, показная борьба с коррупцией, а реальные сдвиги в сторону ухода от системы «капитализма закадычных друзей». Они могут проводиться не только через выборы. И диалог означает не просто встречи за столом под камеры, а возможность для демократической оппозиции влиять на принимаемые решения.

Проблемой здесь является не только состояние власти, но и состояние оппозиции, общее состояние умов в нашем обществе.

Пусть эти сдвиги будут для начала небольшими, пусть изменения будут постепенными, пусть власти руководствуются консервативным подходом. Важны не декларации, а принятое направление. Такая линия - не уступка радикалам, не следствие страха от украинских событий, а внутренняя потребность российского общества.

Принять такую линию будет гораздо лучше, чем заниматься чистым охранительством, которое наблюдается сегодня. Главная его черта - не менять вообще ничего. Не «изменяться, чтобы сохранить», а оставить всё как есть, надеяться на силу и думать, что авось всё успокоится и будем жить по-прежнему. Не будем.


Лидер «ЯБЛОКА» Сергей Митрохин у здания Замоскворецкого суда. 24 февраля 2014 года