January 28th, 2014

На острие номенклатурного удара

Моя сегодняшняя заметка на сайте Каспаров.ру:

На острие номенклатурного удара

Объединённые силы КПРФ, «Единой России» и «Молодой гвардии» начали наступление на телеканал «Дождь», задавший своим зрителям вопрос: «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?».


Политические отряды номенклатуры вчерашней и номенклатуры сегодняшней ведут беглый огонь из подручных твиттеров, выдвинули на острие удара молодогвардейские пикеты, запрашивают поддержку «с воздуха», сверху - от прокуроров.

Между тем, такого развития событий попавший в окружение телеканал «Дождь» мог избежать, если бы задал своим зрителям другой вопрос: «Нужно ли было в период блокады снабжать партийную и советскую номенклатуру Ленинграда по повышенным нормам?»

Вот отрывок из статьи историка К.М. Александрова «Власть и голод»:

«Жёсткая стратификация продовольственного снабжения вела к разной смертности в разных группах населения.

Так, например, по свидетельству 1-го секретаря Ленинского райкома ВКП (б) А.М. Григорьева, «из состава аппарата райкома, Пленума райкома и из секретарей первичных организаций никто не умер» (Цит. по Яров С.В. Блокадная этика. Представления о морали в Ленинграде в 1941-1942 гг. СПб., 2011. С.407).

В соответствии с постановлением Ленинградского исполкома от 17 декабря 1941 года ужин секретарям райкомов ВКП (б), представителям райисполкомов и их заместителям отпускался без зачёта продовольственных карточек. В I квартале 1942 года в умиравшем городе можно было получить шоколадный торт, мясо, белый хлеб, масло, курагу, печенье … (Там же. С. 412, 417) всё лишь зависело от того, насколько ценной считала власть жизнь того или иного ленинградца.

Инструктор отдела кадров Ленинградского горкома ВКП (б) Н.И. Рябковский, вступивший в должность в декабре 1941 года, в марте 1942 года отправился поправлять здоровье в горкомовский стационар в поселке Мельничный Ручей. Вот его записи:

«Каждый день мясное – баранина, ветчина, кура, гусь … колбаса, рыбное – лещь, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки и столько же черного хлеба на день, тридцать грамм сливочного масла и ко всему этому по пятьдесят грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину» (Там же. С. 409).

Проведи телеканал «Дождь» такую подготовку, боевая капэрээфия и едроссия из номенклатурных кабинетов в атаку не пошла, сидела бы за столами молча.

Властные привилегии номенклатурного государства любят тишину. В прошлом и настоящем.

* Редакция «Эха Москвы» отказалась разместить эту заметку в моём блоге на сайте радиостанции с формулировкой: «Цитируемый материал не может иметь больший объём, чем основной текст».

Оскорбление вопросом

Моя сегодняшняя заметка на сайте «Эха Москвы»:

Оскорбление вопросом

История с телеканалом «Дождь» показывает, что наша властная система сходит с ума. Происходящее напоминает «нашистские» опыты середины «нулевых» лет.

Как можно предъявлять претензии из-за заданного вопроса? Что вообще, может быть, страшного в вопросе? Ведь ответы могут быть разные.

Вопрошающего, размышляющего, имеющего, следовательно, право на ошибку индивида наша номенклатурная система видеть не желает. К свободе слова относится всё с большим подозрением. Показательно здесь единение КПРФ и «Единой России».

Наша лживая власть, - наследница советской, хотела бы, чтобы люди руководствовались другим  – вы будете выполнять наши приказы. Оставьте сомнения. Так было в прошлом, так будет в настоящем и будущем. В этом смысл  «патриотического» воспитания.

Надеюсь, что телеканал «Дождь» не закроют. Я не его зритель, так как считаю его плохим профессиональным продуктом, - «сделанным на коленке», несерьёзным в том, что касается российской политики.

Но дело здесь не в личных пристрастиях, а в том, что остановка вещания «Дождя» из-за неугодного властям вопроса это плохой знак для нашего общества, которому необходима открытость, профессиональные дискуссии, публичное обсуждение «неудобных» вопросов.