January 19th, 2014

Генерал Власов их не воспитывал

Они ввалились в вагон метро на станции метро «Третьяковская». Их было двое, лет двадцати, хорошо одеты, у одного в руках пивную бутылку тошнило пеной. Были пьяны. Вагон почти пустой. Грохнулись на скамейку, раскидав ноги в проходе.

И пошло-поехало. В голос: «Спарта-а-ак! Спарта-а-ак!» (алкогольная вонь из зевов),  «Спарта-а-ак! Спарта-а-ак!» (размолотые ботинками задумчивые пивные струйки на дрожащем полу).

На станции метро «Китай-город» «Спартак» ушёл на перерыв. Поезд тронулся. Начался второй тайм. Пошла пылить атака на вражеские окопные ворота.

Форвард начал вскидывать руку в нацистском приветствии и радостно кричать: «Фаши-и-исты! Фаши-и-исты!». Зиги стрелами летели в невидимых соперников. Второй пытался успокоить пьяного футболиста, притупить острие удара Panzerfwaffe, пикирующим бомбардировщиком атакуя сверху оторвавашиеся хайли.  Но, похоже, не потому, что память о дедах взбунтовалась, а просто из-за того, чтобы первый не шумел.

Откуда они взялись?

Из-за какой патриотической парты нулевых лет выкарабкались эти отроки? В каком телевизоре – стиральной машине полоскали им мозги? Что за поколение породила путинская пора? Время бесконечных празднований «Великой Победы», «георгиевских лент», катящихся по Красной площади танков, полок книжных магазинов, заваленных книгами о вожде-трубке? Период экзальтированной борьбы с эстонскими, украинскими, латышскими фашистами?

Как так получается, что в дополнение к пропагандному патриотизму, пивному футболу и «слава России» нередко прилагается что-то вот такое – с нацистскими приветствиями, национализмом на любой вкус и, как правило, отсутствием интеллигентности.

Вот она – неотъёмная изнанка равнодушного и мёртвого ко всему, кроме денег и развлечений, но гремящего «патриотизмом» пятнадцатилетия, черноватый жёсткий ворс, иногда торчащий наружу, а сверху дублённая путинскими неосоветскими ветрами, покрытая пропагандным жиром поверхность.

Мысль на ней не задерживается, талой водой скользит по ней, слезами капает на землю.

* Редакция «Эхо Москвы» отказалась ставить эту заметку в мой блог на радиостанции, написав: «Спасибо, но данный текст нам не подходит»

Пожелтевшая политика

Политическая жизнь обычному человеку часто представляется однородной – есть политики, у каждого своё лицо, своя партия, своя программа. Только в этом разница. Партийная политика похожа на лес. Вот сосны, берёзы, вдали синеет яблоневый сад, здесь красноватые ядовитые «волчьи ягоды», а на самой высокой горе стоит дубовая роща!

Но дело обстоит не совсем так. Для того, чтобы понять, что имеется в виду, использую аналогию. Постараемся взглянуть на мир политики через его отражение в зеркале прессы. В мире прессы есть солидные издания, есть задиристая пресса, а есть жёлтые средства массовой информации.

Когда Вы видите человека, с интересом читающего журнал, в котором рассказывается о квартирах звёзд, их шубах, машинах, бриллиантах – это и есть пример читателя жёлтой, развлекательной прессы. В слове «жёлтый» нет ничего плохого – вкусы у людей разные, кому-то интересны истории об А.Б. Пугачёве, другим о размерах российского военного бюджета.

Но, согласитесь, в обычной жизни мы такое различение между людьми делаем и никогда не предложим члену семьи, ждущему к вечернему чаю журнал «7 дней» почитать газету «Коммерсант».

В отношении многих людей к политике дело обстоит не так.

Между тем здесь действуют похожие различия. Есть партии серьёзные, сочиняющие программы, предлагающие людям основательный разговор. Есть новые молодые партии, вырастающие, допустим, из гражданских организаций, которые стремятся штурмовать избирателей новизной, энергией. Но есть и политики, значение которых совершенно укладывается в понятие «жёлтая пресса».

Совершенно не случайно наблюдатели испытывают интерес к частной жизни людей во власти. Где живут? На чём ездят? Есть ли у них бизнесы? Этот интерес сродни любопытству читателей жёлтых изданий и, по-существу, не очень сильно от них отличается. Они ведь тоже, наверное, нередко думают: «Вот бездарность, а как живёт!». При таком интересе общее, какие-то там разговоры о политической системе, почти всегда остаётся за скобкой, как правило, интересна и запоминается яркая деталь.

Ещё одна черта жёлтой политики – необходимость как можно чаще предлагать читателям всё новые и новые разнообразные новости о том, что у кого-то есть дом в Майами, у другого «Ламборджини», у третьего огромное шубохранилище.

Эта страстная жажда внимающей публики новых новостей о жизни «звёзд» и сочетаемый с ней относительно малый интерес к ушедшей в прошлое новости – важная черта «жёлтого» политического мироощущения.

В российской политике «жёлтое» направление за последние несколько лет очевидно усилилось. Почему?

Вероятно дело в том, что серьёзная оппозиция мало что может добиться обычными, выборными методами – существующая властная система в основе монолитна, принципы конкуренции она отвергает. Тем самым ослабляя своих серьёзных соперников, заставляя общество обращать внимание на детали.

Поэтому вполне естественно, допустим, в нулевые годы обращение некоторых партий к теме защиты прав людей на низовом уровне, а сегодня укрепление не меняющего в принципе систему власти «жёлтого» политическое направление.

Следует только заметить, что и для политической прессы такое усиление бесследно не проходит. Одни издания меньше, другие больше приобретают черты политической желтизны.

Наш политический пейзаж всё больше зарастает жёлтым, подножным ковром из одуванчиков. Отцвели, качнули пушистыми головками – дунул ветер и ничего на осталось. А на горе молчаливой стеной насупилась дубовая роща.

* Редакция «Эха Москвы» отказалась ставить эту заметку в мой блог на радиостанции с формулировкой: «Текст написан на слишком общую тему».