October 7th, 2013

Город спящей истории

Сияют на Солнце Босфор и Золотой Рог - два синих кинжала, вонзённых беспокойным темноватым морем в каменистый берег.

Навалились, придвинулись к воде, взбежали по горам, упали, раскинув руки вширь игрушечные домики, восстали колоннами в готовое рухнуть небо победные минареты, взяли в окружению седую, плачущую каплями в Цистерне Юстиниана Айю-Софию.

DSCN0597[1]

Шум большого города - текущий толпой Истикляль,  мягко звенящие, быстрые трамваи, туристы и торговцы, лавки и ресторанчики, мосты, словно цепи, связавшие берега, паромы и купающие борта корабли, быстро летящие жёлтые такси, а ещё неторопливые стамбульские кошки.

DSCN0786[1]

Вся эта яркая, разноцветная, добродушная, меняющая ритм и приправленная ярким солнцем и свежим морским ветерком жизнь завораживает - то торопит, то успокаивает медленно плывущими в небе огромными красными флагами со звездой и полумесяцем. Кажется, не восхититься таким Стамбулом невозможно. Его нужно выпить до дна, опьянеть им.

Но есть и другой Стамбул, который можно почувствовать, если пройти вместе с толпами туристов и отдельно от них, не слушая разноязыких экскурсоводов, наслаждаясь деталями, отчищая великолепный город от исторического загара, мягко гладя рукой только что найденную в земле вазу – тогда проступят полустёртые орнаменты, восстанет изменчивое прошлое.

Пройдёмся сегодня по Айе-Софии.

DSCN0563[1]
Сыроватое мозаичное золото Айи-Софии

DSCN0570[1]
Здесь горящая жёлтыми огнями, укрытая полумраком громада Айи-Софии кажется тёплой и таинственной

DSCN0585[1]
Лампы, словно светящиеся глубоководные медузы, порхают над головами людей

DSCN0581[1]
Через эти потрескавшиеся, мутноватые стёкла светит из прошлого золотым светом История

DSCN0578[1]
Застывшее, охладевшее прошлое

DSCN0600[1]
Загромождённая и окружённая современностью ...

DSCN0668[1]
.... но прекрасная и стройная в своей основе Айя-София

Fackelzug на Ленинском

Олимп-файер съехал вчера по Ленинскому в Кремль. Это было что-то  похожее на мото-цирковые «гонки под куполом» и одновременно поездку байкерской хирургической братвы на «тёрки» с конкурентами.

Даже и не понял сначала, что это такое. Куда и зачем всё это собрание катится. Вроде бы олимпийский факел обычно несут спортсмены - в трусах и майках, а конвой пузатых наследников «Ангелов ада» здесь как-то ни к чему.



К спорту и здоровью байкеры с виски вместо крови, согласитесь, как-то не очень подходят. Не тот образ. Может это подготовка к тому, чтобы России выйти с предложением сделать гонки на байках олимпийским видом спорта? Было бы оригинально, но не удивительно.

Не хватало только наряжённого форейтером ведущего Соловьёва. Чтобы стоял он в красной ливрее с двумя рядами пуговиц на трибуне и, как дирижёр, управлял скачущими мимо него патриотичными мото-конями.

Впереди полицейский эскорт на «Мерседесах», затем такой же на мотоциклах, за ним гудящая и сипящая волна путинских байкеров, потом шествие «Хаммеров» с флагами, за ними снова байкеры, в перерывах прокладки из полицейских, затесавшееся красное авто пожарного вида с рекламой «Кока-колы», за ним такое же с раскраской питерского «Зенита». И снова гудящие байкеры.

Наш олимпийский, многослойный, брательный, брутальный, братальный, чиновный пирог дорожный с затерявшимся в его начинке главным виновником торжества – олимпийским огоньком. По бокам этого блюда, словно увядшие листики салата, собранные из школ и прочих невольничьих заведений жидкие, прерывистые цепи граждан с блёклыми и редкими флажками в руках. «Ур-р-ра!...». Да вроде бы и не кричали, флагами не махали. Потоптались и разошлись.

Что же удивляться, что замученный олимпийский огонёк, с трудом добравшись до места, стух. Устал он. Закатали его выхлопными трубами на байкер-шоу.