October 2nd, 2013

Такси для Альбац и Пархоменко

Смеркалось. Форд «Фокус» вишнёвого цвета стоял под дождём недалеко от метро «Третьковская». Тихо ворчал двигатель, выхлоп клубился белым туманом. На заднее стекло была наложена надпись: «Русские за Навального». Эту картину наблюдал вчера вечером у метро «Третьяковская» в Москве. Выборы закончились – пропаганда националистического кандидата продолжается.

Наверное, это самое авто, увидев на улицах города, допустим, г-жу Альбац или г-на Пархоменко, известных пропагандистов г-на Навального, должно радостно лететь из левого ряда к тротуару, распахивать двери и бесплатно довозить тех, кто минувшим летом высоко нёс над толпой сторонника национальной розни г-на Навального, до любой точки в Москве.

У этнических националистов свои взгляды, своя компания, свои лидеры. А вот те, кто сознательно поддерживает сторонника национальной розни и считает себя при этом  интеллигентами, демократами, либералами, должны быть изгнаны из лагеря сторонников универсальных прав человека вне зависимости от национальности.



Они – одни из главных виновников легализации в большой российской политике идей этнического национализма. Они несут ответственность за придание ему респектабельности.



По существу – место им на «Русском марше», рядом с г-ном Навальным и если их там не будет 4 ноября, то это будет их трусостью, их лицемерием. Они обязаны пить чашу ответственности, которую на себя взяли, публично поддерживая сторонника национальной розни, до конца.

Этим людям нечего делать в либеральном оппозиционном лагере. Они  без памяти, без ума, не понимают, чему они подсобляют, куда идёт дело. Это предатели памяти жертв этнических репрессий, включая жертв нацистских лагерей смерти. То, чем они занимались этим летом,  закрывая глаза на факты, сознательно обманывая своих слушателей, старательно обходя националистических взгляды и действия г-на Навального, иначе как политическим шулерством назвать сложно. Им, впрочем, не привыкать.

Во власти и как все

Есть ли в России политики, которые, находясь во власти, могли бесплатно получить квартиру и отказались? Есть ли в нашей стране депутаты, которые имея возможность ездить на государственных машинах, этим правом не пользуются?

Трудно поверить, что такое возможно. Но такие случаи есть.

Во 2-й Госдуме России депутаты фракции «ЯБЛОКО» Александр Шишлов и Юрий Нестеров отказались получать бесплатные квартиры в Москве. Завершив срок своих полномочий, они уехали к себе на родину – в Санкт-Петербург. И тот, и другой до сих пор «яблочники». Оба доказали, что власть им нужна не для стяжательства.


Юрий Нестеров


Александр Шишлов

В сегодняшнем Законодательном Собрании Санкт-Петербурга «яблочники» Григорий Явлинский, Борис Вишневский, Александр Кобринский отказались ездить на предоставленных государством автомобилях. Почти два года этот отказ сохраняет свою силу. Эти депутаты доказали, что работа на выборной должности может проводиться без сопутствующего статусу автомобиля.


Борис Вишневский и Александр Кобринский в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга


Григорий Явлинский в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга

Можно по-разному относиться к политическим взглядам «яблочников», но, по-моему, такую позицию в период любви высших государственных служащих к роскоши можно только уважать.

Вот последний пример роскошества на деньги граждан – лидер «ЯБЛОКА» Сергей Митрохин пишет о том, что транспортный комбинат «Россия» управления делами президента РФ объявил открытый аукцион на поставку 170 седанов BMW 5-й серии цвета «чёрного сапфира» на общую сумму 332 миллиона рублей.

Сегодня то, что говорится выше о решении «яблочников» - исключение, но при гражданском устройстве власти, при отмене правила выдавать чиновникам жилищные субсидии, вскрытые в Минфине запросом Сергея Митрохина, при массовом прекращении советской практики катать чиновников и депутатов за бюджетный счёт, должно стать нормой.

Смысл либеральной политической реформы – уничтожение сословного характера российской власти, превращение чиновно-депутатского сословия в группу наёмных работников, исполняющих обязанности общественных служащих. Не во власти и над всеми, а во власти и как все.