March 10th, 2013

Максим Прохорович Нотягалкин

Новые рекруты олигарха Прохорова спешно поднимают его флаги. Корабль не корабль, но шлюпка в Законодательном собрании Санкт-Петербурга с экипажем из трёх человек (двое на вёслах, один с мегафоном на корме) оттолкнувшись от «яблочного» берега, вышла в свой бесстыдный поход.

Посмотрите, как это выглядит. Новичок-матрос Ольга Галкина, похоже, испугана таким стремительным напяливанием формы вчерашнего врага. Бывалый боцман Нотяг бесстрастен, готов на всё, у него есть только прошлое – в будущем терять нечего. На масленно довольного и уже тёртого капитана Резника падает благодатная денежная тень прохоровского флага. Что там сегодня написано? Не имеет значения.



Готовясь к эфиру на ФинамФМ, послушал выступление ещё одного прохоровского приказного – Станислава Кучера. Когда-то был неплохим журналистом, теперь – в одном кармане с Максимом Резником.

Олигархи не умеют сотрудничать, поскольку они считают себя хозяевами жизни, то могут только покупать себе обслугу. Везде – в бизнесе, журналистике, политике. Она должна выдумывать им лозунги, писать за них блоги с развязным «всем привет!» в начале, представлять их в собраниях, собирать им пехоту на митинги, туманить от их имени народу голову, получать у них зарплату и делать, что нужно, когда они прикажут. Тот, кто теряет независимость, идёт работать в олигархические структуры, быстро превращается в цинический навоз под властными ногами.

Эпоха пластмассовых партий, вроде бы, закончилась с изобильно-сонными «нулевыми». Но это не значит, что подделок не будет вовсе. Самый яркий пример – олигархическая партия г-на Прохорова.

Вот послушайте, что и как говорит г-н Кучер. У меня голова от него заболела. Это каждый «яблочник», каждый интересующийся российской политикой человек должен посмотреть, чтобы убедиться в том, что за чепуху подсовывают людям за олигархические деньги на предстоящие выборы.




Если искать в русской литературе похожего персонажа, то это Хлестаков и его «тридцать пять тысяч одних курьеров». Определение точно подходит к  г-ну Прохорову вместе с его «партией 500 юристов» и других партизанов и партизанок прохоровского кармана.