December 21st, 2012

Бриллиантовый дым

Моя статья на сайте «Новой Свободы»

Бриллиантовый дым

Председатель совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов заявил вчера о том, что затраты по совместному проекту «Роснефти» и американской ExxonMobil на российском шельфе могут превысить $ 1 трлн. В прошлом году глава правительства Владимир Путин довольно смело говорил о $ 500 млрд.

Говоря словами авторов «Двенадцати стульев»: «По темным углам зачумленной дворницкой вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу. Драгоценный мираж потрясал комнату».

Эксперты обращают внимание на зависимость размера инвестиций от величины подтверждённых запасов, говорится о том, что бурение поисковых скважин намечено на 2019-2020 годы. То есть в следующую политическую эпоху, сразу после Путина-4. Уже это довольно характерно.

Дело, однако, не только в технических факторах, а в способности т.н. «госкомпаний» и, шире, всей путинской политико-экономической системы, осуществлять масштабные нефтегазовые проекты на шельфе. Исторический опыт «нулевых» лет говорит о том, что результатов нет. И пока ничто не доказывает, что такая способность вдруг проявится.

Сколько властительного шума было вокруг Штокмановского проекта! Там тоже была т.н. «госкомпания»,  иностранные партнёры, предоставленные льготы, заявленная на высшем уровне заинтересованность в проекте и его поддержка. Итог – ноль.

Единственный успех, достигнутый в «нулевые» связан с проектами, экономические и правовые рамки которых были заложены в предыдущее десятилетие. Это «Сахалин-1» и «Сахалин-2», реализуемые на основе соглашений о разделе продукции (СРП). По своему подходу эти успешные даже по признанию сегодняшних властей проекты противоречат экономической политике, проводимой в области освоения шельфа. Они основаны на частных инвестициях, строгих обязательствах государства и гибкой модели раздела продукции.

Продолжение здесь.

Hessen Welle

До разрушения «Свободы» и рождения Hessen Welle даже и не знал, кто такая Маша Гессен. Слышал иногда любопытное сочетание слов - энергичную немецкую фамилию с первой буквой-гильотиной и двумя спаренными пулемётными «с» в центре,  а рядом ватное, широкое, русское имя «Маша» с рекой катящимися «а-а-а», покосившимися, потемневшими заборными досками буквы «ш». Словно сидишь в деревне, на берегу, перед моргающей солнцем водянистой гладью. К имени «Маша» неравнодушен, очень его люблю, оно часто встречается у Пушкина.

Впрочем, Бог с ней. Поскольку ничего о ней больше не знаю, кроме того, что она возглавляла журнал с жюльверновским названием Le Tour du Monde, то и сказать о ней нечего. Замечу только с удивлением, что, оказывается, принцип номенклатуры живёт не только в путинской политике, но и в журналистике. Неважно, над чем главенствовать –географией или политикой, плыть по журнальным или радиоволнам.

Такое совпадение говорит о единых законах развития нашего многоликого российского социума. И даже об интеграции России с Америкой, если можно из путинского журнала переместиться в антипутинское радио.

Вот несколько страничек  из жизненного дневника о «Свободе» - как я её помню. Кладу их на могильную плиту радиостанции.

Первый раз встретил усопшую в журнале «Крокодил» 10 лет от роду. Три мерзкие кобры в изображении Бориса Ефимова извивались полосатым брюхом, шипя, выпускали раздвоенный язык на красный, неровный кирпич с белыми буквами СССР. Это были три сестры – «Свобода», «Свободная Европа» и «Немецкая волна».  

Потом был мелодичный сигнал и проникновенный низкий голос из-под ткани советского радиоприёмника: «Говорит радио «Свобода».

Дальше, до особняка в Старопименовском переулке разрыв. 96-й год. Лето. Звёздная ночь. Президентская кампания. «Голосуй сердцем». Савик Шустер и Джульетто Кьеза ведут длинный разговор с Григорием Явлинским о судьбе России. Один давно на Украине, другой в Италии. Только Явлинский и Россия остались на своём прежнем месте. Даже «Свобода» сползла в сторону Малой Дмитровки, в угловатое гранитное здание.

Наконец, на русскую землю пала пелена путинских лет. Пробежав зигзагом по переулку, попадал в гости к мягкому Володе Бабурину или колючему Мише Соколову – он, словно ёжик, насаживал моё «ЯБЛОКО» себе на спину, косил в сторону задиристым глазом и ехидно улыбался.

О продолжении сказано вначале – стерхом спустилась с небес M.G. и расстреляла из Maschinengewehr’а патронами цветомузыкального слова «муль-ти-ме-ди-а» известную мне «Свободу». Остались замёрзшие в московском морозе воспоминания на плите старой «Свободы», да плывущий в интернете звук колокола «Свободы» новой.


Фантазия Бориса Ефимова породила существа, похожие на монстров из фильма The Thing (1982) ... :)

Дырявая совесть в гостях у перебежчиков

Сначала прошлогдний, весенний, цветущий и поющий, выбираемый майский г-н Резник:

«… г-н Миронов заявил, что предлагал лидерам Петербургского «ЯБЛОКА» выйти из партии и участвовать в предстоящих выборах в городской парламент вместе со «Справедливой Россией» … «Этот вопрос даже не политический, а этический, вопрос совести, - говорит Максим Резник. – Сергей Миронов, возглавляя «партию предателей и перебежчиков», видимо, просто не способен понять лидеров Петербургского «ЯБЛОКА», которые отказались пополнить их ряды. Мы не предаём своих товарищей и свои принципы. В этом наш выбор!»

А вот г-н Резник новейший, остывший и декабрьский, выбранный предновогодний:

«Сидеть будем там, где сели, - рядом с эсерами. … с эсерами мы по большинству вопросом голосуем схожим образом. В этой фракции много людей, которые мне близки по своим взглядам».

Открутим ленту назад - в май прошлого года и прочитаем вердикт г-на Резника-2011 своему апгрейду – г-ну Резнику-2012: «Приличные люди не будут пополнять ряды предателей и перебежчиков».