December 2nd, 2012

Ярмарка вранья

Обман – характерная черта созданной в России властной системы. Пирамида стрелочников готова обманывать и обманываться. Даже тогда, когда нет выгоды от вранья, она пузырится пустотой, продолжает по привычке пускать в глаза публике золотой или другой, нашедшейся под рукой, пылью.

В стране снегопад. На федеральной трассе М-10 стоят машины. Что делать – стихия. Бывает и в других странах. Но вот МЧС бодро сообщает, что движение восстановлено. Как выяснилось из сообщений водителей - обман. И начинается изворачивание – змеевидное движение штопора в пробке. Потому что раз один раз ложь прилипла, то отодрать её трудно – дескать, движение восстановлено, но если где-то и задерживается, то это снегоуборочная техника идёт нескончаемым потоком. Видимо, расчищать уже почищенные в первом сообщении МЧС дороги. Не лгите вы – скажите честно, что проблема не решена до конца, никто не осудит.   

Случай частный, а проблема общая. И это, между прочим, не только власти свойственно. В нашей духовной пустыне, где люди, действующие в согласии с усвоенными ими ценностями - редкость, в вертеп обмана включено всё – пресса, церковь, разнообразная оппозиция и столь же разнообразная общественность – учёная и не слишком учёная. Куда не взглянешь – пространство кривых зеркал.

Думаю, это от неуверенность. Мы очень неуверенная страна, которая сама понимает в душе, что «всё не так, всё не так ребята» и как будто пытается залить эту пустоту обманом или же замазать деятельностью, тоже часто, по сути, лживой. Какие-нибудь «Сколково», «Роснано» и тому подобные имитации передовой экономики из этой же области обмана и самообмана. Да и разнообразная другая деятельность по «освоению шельфа», «развитию Дальнего Востока».

Конечно, политическая реформа, создающая либерально-демократическое государство – главная цель повестки дня. Но она не будет достигнута, если в сосуд новой конструкции будет залито то же лживое человеческое содержание – бессовестное, лишённое ценностной ориентации. По виду отличное от сегодняшнего гладкого до сальности бизнес-чиновничества, но точно с такими так же, говоря булгаковскими словами, «скошенными от вечного вранья глазами».

Негодующая глупость

Читаешь о негодовании российской макушки тем, что Дальний Восток не осваивается и удивляешься. Давайте разберёмся, в чём здесь дело.  

13 лет сегодняшний глава бизнес-чиновной системы находится у власти. Никто ему не мешал делать с Дальним Востоком то, что он считал правильным. Губернаторов сам назначал, в дополнение к ним посадил на шею бюджету институт своих наместников. Создал и укрепил своими кадрами и привилегиями т.н. «госкомпании» - «Газпром» и «Роснефть», ВТБ и «Сбербанк» и др. Условия были благоприятные – доходы от нефти и газа шли в страну возрастающим потоком. Самозваные, не выбранные на честных выборах власти не знали удержу. А результат, за который ответственности власти нести, как обычно, не собираются, получился отрицательный. Почему?

Если почитать г-на Путина, то возникает впечатление, что человек не способен понять причины провала. Или же у него нет времени, слишком много забот, которые он на себя взвалил, чтобы подумать, как следует. Как сказал бы историк сталинского времени – наблюдается «проклятие диктатора», когда всё – от проблемы налогов на «бабушек с носками» до грандиозных нефтяных проектов должен решать только один человек - «самый главный».

Г-н Путин негодует, что созданное министерство по развитию Дальнего Востока не добилось результата. Другими словами – опять двумя ногами встаёт на те же грабли – на надежду, что чиновники напишут планы, он выделит из бюджета деньги и пойдёт «освоение» края. Неужели неясно, что это тупик?

Хорошо, есть у г-на Путина другой вариант – заменить министерство госкорпорацией. И здесь доказано опытом, что пустое дело – напишет эта корпорация красивые планы за большие деньги, наберёт штат с космическими зарплатами, с огромными затратами (которые общество не сможет проконтролировать) построит что-то, «стимулируя экономическую активность» и всё – конец симуляции. Дальше всё как есть сегодня, так и будет. Если и будет эффект, то минимальный. Что в условиях ограниченных бюджетных ресурсов плохо.

Не являются министерства и госкорпорации эффективным инструментом развития экономики. Это гнилое болото с воровскими испарениями. Там всё живое умирает. Доказано опытом и не нужно больше ходить по этой дороге.

В основе всего лежит один инструмент – частная инициатива, частный бизнес. И пример Дальнего Востока это хорошо показывает – огромные проекты СРП «Сахалин-1» и «Сахалин-2»  не требовали для своего осуществления ни министерств, ни госкорпораций. Это частные проекты. Созданные целиком на частные деньги. И доходы приносят, и занятость давали и дают, и новые технологии привлекли в российскую экономику. От государства нужно было только одно – эффективное законодательство.

Да, Дальний Восток интересен сегодня почти исключительно своими ресурсами. Да, рассчитывать стоит в большой степени на иностранный капитал. И добиться относительно быстрого эффекта можно только в том случае, если не давать опять беспорядочные льготы, а быстро, в течение нескольких месяцев, преодолев сопротивление ведомств создать инвестиционный режим, предлагаемый для каждого проекта в отдельности, основанный на гражданском праве и на экономической модели, похожей на сахалинские СРП.

Не нужно льгот по НДПИ (при СРП платят с первого дня добычи и всё работает), не нужно смехотворных поблажек по федеральной части налога на прибыль (при СРП платят налог на прибыль на треть больше, чем установленный сегодня), не нужна инфраструктура за бюджетные деньги как спусковой крючок для инвестиций.  

Основа всего – благоприятный инвестиционный режим для каждого отдельного проекта, включающий два ключевых момента – привлекательную экономическую модель и правовые гарантии.

Между прочим, такой подход даст возможность решить ряд проблем инфраструктуры за частные деньги, ровно так, как это было сделано в рамках сахалинских проектов СРП.       

И вот тогда, когда частные планы будут более или менее ясны, когда начнутся переговоры с инвесторами, когда понятна будет приблизительная картина, можно будет подумать о дополнительных решениях. Самая реализация частных проектов повлечёт за собой не предложения, выдуманные кабинетными мыслителями, а запросы, вызванные действительными потребностями развивающейся экономики. И другие частные инвесторы подтянутся. Так и было с сахалинскими проектами СРП.  

Но это легко сказать, а не сделать при нынешней власти. Потому что доверия к власти у бизнеса нет (история с выкручиванием рук ради собственности в проекте «Сахалин-2»). Именно эта власть настругала губернаторов из центра, насадила везде т.н. «Единую Россию» и её сателлитов, стянула деньги в федеральный бюджет, отличается чудовищной коррупцией. Поэтому стимулы развивать подобные проекты у регионов небольшие. А самостоятельные региональные власти, активно бьющиеся за привлечение частных инвестиций в регионы очень нужны.  

И настоящая программа развития экономики Дальнего Востока включала бы в себя установление выборных институтов, региональных властей, ответственных перед своими избирателями. Такой подход включал бы в себя заключение долгосрочных соглашений о распределении доходов федерации и регионов от проектов, энергичные меры по созданию независимого от политических властей суда, способного эти соглашения защитить.

Когда начинаешь рассуждать о мерах экономической политики, способных развить экономику России, натыкаешься на ограничения, созданные бизнес-чиновным классом. И понимаешь, что переступить через себя этот класс не сможет, отменить себя не способен. Он будет до последнего бюджетного рубля «развивать инфраструктуру», писать неумные предложения об отмене налогов, искать «свой интерес», возмущаться отсутствием активности инвесторов, требовать отзыва лицензий и деланно удивляться на публике, что мы всё, что можно делаем, а результата нет.

Его и не будет и в последующие десять «нулевых» лет, пока не произойдут в России политические изменения и государство не получит либерально-демократического политического устройства. Не будет эффективного развития, не основанного на частной экономике. Не будет крепкой частной экономики без воплощённых в политических  учреждениях ценностей – свободы, демократии, прав человека и силы закона.


 
Гигантские шаги частной инициативы.