June 4th, 2012

Радость ушедшего

Мне 7 лет. Первый класс. «Папа, а кто лучший певец, Гуляев или Хиль?». Спрашиваю, потому что очень нравятся оба. Но должен же кто-то быть первым!

Чёрно-белый телевизор, радио или проигрыватель с потрескивающей пластинкой. На экране, на обложке, в памяти  – Эдуард Хиль. Рубашка с большим, остро-узким, падающим вниз треугольным воротником, стянутым у талии большим узлом цветного галстука. Ряды надутых значительностью, пузатых золотых пуговиц со сдвинутыми на нос солидными очками, усевшиеся на рукавах ладного, строгого пиджака. Они как золотые фанфары сопровождают движения рук и голос своего повелителя. Ревниво глядят на бегущие вперёд, из рукавов к зрительному залу крахмальные струны белой рубашки. Вдруг, темнота. Остановка. Дальше обрыв сцены в окоченевшие ряды дядек-тётек - причёсок, лиц, движений.

Между ними вперёд-назад, вверх-вниз, влево-вправо, на грани и в отдалении-приближении скользит в подвижном воздухе микрофон. Разбуженные волшебством музыканты оживают, сцена откашливается и довольно светлеет залившим её светом. Поднимается холодноватый, геометрический вихрь из движений, голоса, смеющихся глаз, белозубой улыбки таланта, властителя всех, кто смотрит на него. Живёт с ним, двигается с ним, поёт с ним. Мир глохнет, слепнет, замирает во взгляде на него – Эдуарда Хиля. Его имя и фамилия сейчас уже неважны, они отстали, отброшены куда-то поселившимся в твоей душе тёплым существом.       

Настоящее не более реально, чем прошлое, потому что оно тоже станет прошлым. И как бы не лезло оно в глаза своей новизной, красками, материальностью, не верьте. Времени нет. Есть вечность. Твёрдо, навсегда взявшая тебя за руку в детстве ладонь отца, ласковый взгляд матери, сказки бабушки. Голоса и музыка. Услышанные тогда. Оставшиеся с вами. Создавшие вас.


Сокращение расходов в бензиновом государстве

Итог предшествующих 13 лет неограниченной власти класса бизнес-чиновников в России и его «модернизационных» усилий – сегодня, как и раньше, снижение цены на нефть главный стимул пересмотра бюджетной политики.

Показательно, что «базовая цена на нефть» выступает как исходный пункт в дискуссии между Минфином и Минэкономразвития о сокращении расходов. Российская экономика по-прежнему медленно вращается по нефтяной орбите.

Но, между прочим, задача сокращения расходов на чиновничество важна для российского общества вне зависимости от снижения цен на нефть. Часть этих денег должна быть направлена на финансирование образования и науки, без которых преодоление отсталости России перед Соединёнными Штатами, Канадой, Европой невозможно.

Есть здесь и политический момент. Когда Минфин выступает с инициативой сокращения бюджетных расходов, он обязан начать с себя. Судя по запросу «Яблока» в Минфин, основанному на открытых данных  налоговых деклараций сотрудников Минфина, некоторые их них получают огромные доходы. Официальный представитель Минфина говорит, что часть этих доходов «жилищные субсидии». Минфину следовало бы поучиться у французского правительства. Вот так ведут себя правительства в странах, где власти, в отличие от России, выбираются на честных выборах.