April 10th, 2012

Отец Брегет

Русскому человеку тяжело писать плохо о Православной Церкви. Но молчать нет больше сил. Московская Патриархия за последнее время помогла совершить то, что давно уже в российском обществе назревало. Своим стяжательством, ложью, лицемерием, агрессией, наглыми попытками заставить детей получать религиозное воспитание и службой властям поставило в политическую повестку дня вопрос о действительном отделении церкви от государства. Это был путь длиной в два десятилетия. Отныне он завершён.

Чего же следует добиваться либеральной оппозиции? Признания религии исключительно частным делом. Ровно таким же, как чтение книг, просмотр телевизионных программ или занятия спортом. И этот принцип должен соблюдаться неукоснительно. Российская государственная власть должна быть очищена от церковников с их навязчивыми претензиями на то, что именно они являются историческими носителями традиций русской государственности или же нравственности. Если что и было, то всё в далёком прошлом.

Какие же конкретные меры следует предпринять? Например, все трансляции религиозных праздников или же любая другая пропаганда религии должны быть с государственного телевидения убраны. Пора покончить с этой двусмысленностью положения, при котором религия почитается едва ли не частью государственной идеологии, а премьер-президент в рекламных целях стоит со свечкой в руках. Вы, господин руководитель, верующий? Дело Ваше. В частном порядке без телекамер можете посещать церковь, костёл, мечеть или синагогу.

Замешанное в последних скандалах церковное руководство напрасно перекладывает ответственность за происходящее на либеральную интеллигенцию. Вместо того, чтобы задуматься о том, что церкви нужно очищение, необходима внутренняя реформа. В силу обстоятельств значительная часть российского образованного класса воспитана вне Церкви. И до последнего времени, несмотря ни на что, благожелательное отношение к Церкви среди них сохранялось. Теперь же этот благожелательный нейтралитет уничтожен руками стяжателей, лжецов и лицемеров, «оборотней в рясах».

И это проблема вовсе не для патриарха и его слуг, это проблема, ставшая политической, проблема для всей России. Последний институт, по инерции и, пожалуй, без достаточных оснований, считавшейся нравственной опорой общества, уничтожен. Руками тех, кто оказался не на высоте исторической задачи, увлекшись накоплением церковных имуществ вместо утверждения в обществе христианских ценностей.