aleks_melnikov (aleks_melnikov) wrote,
aleks_melnikov
aleks_melnikov

Categories:

Монополькино счастье

Слово «монополия» в экономике для многих значит примерно то же, что тараканы, клопы, перегоревшие лампочки или засоренные трубы в собственной квартире. Что-то такое, что в частной экономике следует безжалостно травить, давить, заменять и вычищать. 

Между тем, монополия – необходимый элемент современной экономической жизни, побудитель и двигатель экономического развития. Точно так же, как трудно представить мир животных и растений без «вредных» с человеческой точки зрения разновидностей, так и экономика не может существовать без монополий.

Сражаться с монополией как таковой всё равно, что бороться с ветряными мельницами. Много неуместного дон-кихотства - грохота, устрашающего топота, лязганья доспехами, криков и ударов в пустоту. Кажется, что результат достигнут. Но вот, мельничные крылья экономики перемалывают шевеления воздуха, и из него сгущается всё то же глумливое коровьевское лицо монополии в треснувшем в ходе антимонопольных боёв пенсне.

Обычно под словом «монополия» имеют в виду чистую монополию - положение, когда на рынке есть только один продавец – какой-нибудь «Газпром», радостно пускающий по трубам веселящий ценой газ для потребителей «священной нашей державы» и отпавших от неё мест/  

Экономисты говорят, что монополист наносит ущерб обществу тем, что увеличивает цену благ и услуг, сокращая их выпуск. Манипуляция объёмами выпуска ведёт, при отсутствии конкуренции, к сокращению предложения, что приводит к росту цены. Монополист не приспосабливается к цене, существующей на рынке, а предлагает потребителям свою цену.

Точкой отсчёта для оценки ущерба считается совершенная конкуренция, теоретическая абстракция, встречающаяся в мире экономике столь же часто, как единороги и пегасы в животном мире. На этом шатком теоретическом фундаменте и стоит всё грандиозное здание антимонопольной политики.

То, что обычный человек понимает под конкуренцией это совсем не совершенная конкуренция с её бесконечным числом продавцов и однородными товарами, это тип конкуренции, который американский экономист Эдвард Чемберлин назвал «монополистической конкуренцией» - ограниченное число продавцов предлагает потребителям блага и услуги, хотя и удовлетворяющие одну потребность, но не являющиеся одинаковыми.

На одном небольшом участке крупного российского города «МакДональдс», «Шоколадница», «Кофе-хауз», «Грабли», «Тануки», «Этаж», «Две палочки» и объединяющий единым словом весь этот разноцветный набор монополистических конкурентов «Винегрет» ведут жестокую повседневную, стихающую лишь по выходным и праздникам борьбу, предлагая в обеденный час многочисленным обитателям офисов, непохожие друг на друга бизнес-ланчи.

Именно такой, монополистический тип конкуренции – наиболее частый гость нашего экономического мира. Изгнание из него монополии будет означать лишь то, что потребитель получит вместо разнообразия благ и услуг одинаковый набор суп-второе-компот и, на первое время, до установления равновесия, различные цены. Потом и это различие будет устранено и, в сущности, потребитель будет лишён выбора в этом статичном, однообразном экономическом мире. Удивительный результат – изгнание монополии приведёт к уходу из жизни её, казалось бы, антагониста – конкуренции!

Ещё одним распространённым заблуждением, порочащим доброе экономическое имя монополии, является представление о том, что она приводит к «застою», ограничивает предоставление потребителю новых благ и услуг.

Но в мире, где главной экономической фигурой является предприниматель, это невозможно. Творец, проныра, выжига, кулак, делец, постоянно ищущий новые экономические комбинации, которые позволят ему получить предпринимательский доход - разницу между приобретёнными ресурсами и проданной продукций, создаёт на время новые монополии, уничтожая или тесня старые.

На него немедленно набрасываются конкуренты. Кто-то из них стремится сделать то же самое иначе и дешевле, лучше воплотить найденную другими идею и добивается здесь успехов. Экономисты иногда говорят в этой связи о трагедии первых рыночных инноваторов. Многие ли помнят, например, одну из первых, когда-то гремевших  поисковых систем AltaVista?

И вот мы слышим смешную критику Билла Гейтса, убеждающего неразумных потребителей, что его продукция гораздо лучше того, что предлагает рынку с улыбкой смотрящий на него из лучшего мира Стив Джобс. Мы видим неудачливых наследников Джобса, призывающих судебные громы на тех, кто подрывает их монополию, наблюдаем забавные призывы к антимонопольному законодательству могущественных противников героического Google.

Экономический мир живёт рывками – от одной созидающей новый мир монополии к другой. Для динамичного и конкурентного мира, наполненного предпринимателями,  монополия всегда носит временный характер, всякий раз является вызовом для других предпринимателей.

Монополия – умение предложить рынку то, что не предложит никто в мире экономики примерно то же самое, что нокаутирующий «молот» Кличко в мире бокса или же изумительные по красоте голы Харламова, Буре или Дацюка в хоккее. Конкурентная экономика очень похожа на мир спорта, предполагающий уникальное исполнительское мастерство в качестве необходимого соревновательного элемента.

Удивляться, впрочем, не стоит – большой спорт это часть большого бизнеса. Однако и роль спортивных состязаний в формирования конкурентного экономического мира нельзя недооценивать.

Истинная цель экономического развития – не в государственном «регулировании монополий». Хотя бы потому, что такого безжалостного хищника, монополиста-убийцы как современные государства с их политикой ограничений и привилегий в мире частной экономики не найдёшь. Главной целью и смыслом современной динамичной экономики является наличие предпринимателя, действующего в условиях «системы цен», где «силы конкуренции и монополии неразрывно сплетаются в единую ткань, отличаясь в ней лишь своими особыми узорами».

Уберите такого предпринимателя, замените его «государственным предпринимателем», получите водку без спирта, экономику без творчества, без созидательных монополий, рост без развития, но с шатающимися как пьяные, не знающими в какой госфонд и карманы приткнуться, бюджетными деньгами. Одним словом – получите современную российскую экономику. Со счастливой государственно-монопольной улыбкой на глуповатом лице.


Эдвард Чемберлин
Tags: конкуренция, монополия, экономика
Subscribe

  • Уголовка – друг пенсионного грабителя

    Сегодня «место не для дискуссий» установило уголовное наказание за увольнение людей, которые в течение пяти лет должны уйти на пенсию.…

  • Начните дедолларизацию с себя

    Близкий к Путину банкир Костин из ВТБ предложил отказаться от доллара. К нему присоединился замминистра финансов Моисеев (от имени своего…

  • Деньги есть, а вы держитесь!

    Колонка в Телеграм-канале СерпомПо: Деньги есть, а вы держитесь! В субботу, 19 мая Reuters сообщило, что Виктор Вексельберг вернул деньги…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments