aleks_melnikov (aleks_melnikov) wrote,
aleks_melnikov
aleks_melnikov

Нефтяные алкоголики, газовые наркоманы

Т.н. «госкомпании» «Газпром» и «Роснефть», словно запойные алкоголики за бутылкой, тянутся дрожащими руками за шельфом, требуют сохранения своей монополии на разработку месторождений. Они не видят алчными глазами вокруг ничего, кроме вожделенной жидкости и плывущих над ней дурманящих драгоценных паров. В пустых глазницах жарко горят голубые конфорочные огоньки, текут чёрные реки с оседающим на прибойном швейцарском берегу золотым песком.

«Газпром» и «Роснефть» фактически играют на одной ложной экономической идее, укоренённой среди части наших соотечественников, сознанию которых тяжёлые раны нанёс советский социализм. Эта идея исходит из смутного представления, что есть ряд полезных ископаемых (нефть, газ, золото), которые обязательно должны находиться «в руках государства». Эти самые «руки государства» давно превратились в лишённое смысла заклинание, в какую-то засушенную колдовскую длань, «руку мертвеца», которой маг отводит порчу.

Но «мы пойдём другим путём». Разберёмся. Начнём с нескольких вопросов. Чем нефть отличается от меди? Чем шельф отличается от суши? Почему на суще частные компании могут конкурировать с т.н. «государственными», а на шельфе должна быть монополия последних? Почему, если частная компания пожелает добывать медь хотя бы и со дна морского, она это может делать, а вот нефть или газ она в царстве Нептуна искать не должна? Криво устроен российский экономический мир – держава околовластных корпораций.  

Недра в России фактически принадлежат государству. Оставим в стороне вопрос о том, что это за государство, чьи интересы оно представляет. Твёрдо можно сказать одно – собственность на недра государственная. Раз так, она может приносить доход, т.е. ренту.

Это то же самое, как если бы кто-то, имея доставшуюся в наследство от родственника квартиру, решил сдать её в аренду и получать доход. Квартира может быть из двух комнат или из одной, находиться в центре города или на окраине, но доход, в случае, если её удастся сдать, она сможет обеспечить. Его величина будет различной в зависимости от местоположения, площади и других обстоятельств (допустим, близости к метро).

Продолжим пример с квартирой. Переходит ли квартира в собственность того человека, который её арендовал, выпадает ли она «из рук» собственника? Очевидно, нет. Кроме того, получая доход, хозяин время от времени поглядывает на сданную в аренду собственность, смотрит, чтобы она не была испорчена (залита водой, загрязнена, сожжена) арендатором.

Это то же самое, что происходит с недрами. Государство устанавливает правила игры, осуществляет контроль, получает доход. Никакой разницы нет, от какой деятельности этот доход получается – добычи нефти-газа или железа-меди. Равным образом, неважно, где осуществляется добыча – на шельфе или на суше. Есть и ещё одна безразличная вещь – не имеет значения кто арендатор, если он аккуратно платит и соблюдает установленные требования. Цель собственника одна – доход и контроль за рациональным (т.е. отвечающим интересам собственника) использованием недр.

Как же собственник может получить максимальный доход? Вероятно, организовать конкуренцию среди арендаторов. Соперничая друг с другом, арендаторы будут предлагать на аукционе собственнику большую по их представлениям, цену за использование собственности – большую величину ренты, больший доход. Вот, собственно, и конец нашему рассуждению.

Подведём итог. Государство управляет недрами как собственник. Оно не выпускает их из «государственных рук» – регулярно контролирует использование арендатором. Вопрос же о том, кто станет последним, решается по итогам конкурентных торгов, цель которых с точки зрения собственника – обеспечить для себя максимальный доход.

Это те самые, полученные от использования государственной собственности, деньги, которые поступают затем в бюджеты, случит источником финансирования затрат на образование, здравоохранение, науку, оборону и другие общественные цели. Мы, граждане страны, верно, заинтересованы в том, чтобы этих денег было как можно больше?

«Газпром» с «Роснефтью» и годами поддерживающие их руководители, включая лично г-на Путина, занимаются тем, что хотят платить в государственный бюджет меньше доходов, чем государство могло бы получить. Под любыми предлогами они хотят спасительной для себя монополии, потому что конкуренция либо вообще выбросит их за борт, отдав победу соперникам, либо заставит увеличить величину доходов, перечисляемых обществу.

Моё понимание нашей экономико-политической эволюции заключается в том, что в будущем не избежать приватизации – продажи на конкурсе долей «Газпрома» и «Роснефти» в шельфовых проектах. Конечно, правильно было бы сегодня создать конкурсный порядок предоставления шельфовых участков в аренду, но это по политическим причинам невозможно – самозванные власти слушают только себя. Раз так – остаётся замедленная экономическая эволюция, относительно неэффективное использование государством своей собственности. Это и есть то, чего добились бизнес-чиновные российские власти за последнее десятилетие – закономерный итог нефтяного алкоголизма и газовой наркомании.

Tags: Россия, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments